Россия в Крыму отбирает у детей украинскую идентичность

Крымские дети уже шесть лет находятся под влиянием масштабной российской агрессивной милитари-пропаганды. Часть таких действий попадает под определение военного преступления и нарушает права ребенка. Об этом в статье для издания «Зеркало недели» пишет исследовательница Крымской правозащитной группы Ирина Седова.

Дети — жертвы военного преступления

Руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник разъясняет, какие именно международные нормы нарушает в этом случае РФ.

«Статья 51 Женевской конвенции «О защите гражданского населения во время войны» говорит о том, что на оккупированной территории запрещается пропаганда службы в армии оккупирующей державы. Более того, в дальнейшем многих детей после 18-летия призывают в российскую армию. Значит, мы имеем все основания говорить о военном преступлении России».

Командующий ЧФ РФ Игорь Осипов вручает крымским школьникам значки юнармейцев

Командующий ЧФ РФ Игорь Осипов вручает крымским школьникам значки юнармейцев, Ялта, октябрь 2019

Статья 38 Конвенции о правах ребенка, которую Россия ратифицировала 23 августа 1993 года, обязывает государство-оккупант уважать нормы международного гуманитарного права, применимые к нему в случае вооруженных конфликтов и обеспечивать их соблюдение.

По факту власти РФ шестой год подряд грубо и системно нарушают эти нормы. Вся система школьного образования, начиная с учебных программ, в той или иной форме пропагандирует службу в российской армии и «ценности русского мира», что лишает детей возможности проявлять украинскую идентичность или свободно выбирать свою идентичность. Таким образом, это касается сохранения и развития индивидуальности ребенка, о чем говорит и Конвенция о правах ребенка», — заявляет правозащитница.

Цель — смена идентичности

Эта стратегия закреплена и в указах оккупационных властей Крыма.

Так, 18 декабря 2014 года был принят указ Главы Республики Крым №522-У «Об утверждении Концепции патриотического и духовно-нравственного воспитания населения в Республике Крым».

Одна из задач Концепции — формирование у крымских детей основ российской гражданской идентичности. Другая задача — «совершенствование военно-патриотического воспитания и повышение мотивации к военной службе, получение гражданами Республики Крым начальных знаний в области обороны и обучение основам военной службы».

Подконтрольные руководству России министерства, ведомства, общественные организации и медиа уже пять лет успешно воплощают в жизнь эти задачи в Крыму.

«Конвенция ООН говорит, что ребенок должен воспитываться в атмосфере мира, терпимости и дружбы между всеми народами, этническими, национальными и религиозными группами. Однако в Крыму для детей создается совершенно иная атмосфера», — поясняет Ольга Скрипник.

«Это политика деперсонализации личности и подготовка молодежи к незаконному, согласно нормам международного гуманитарного права, призыву в армию страны-оккупанта. Обычно врагом, по российским учебным программам и образовательным мероприятиям, является или Украина, или западные государства, а Украинское государство рассматривается в учебниках как якобы часть «великой России», — считает она.

Охота за сознанием детей

Психолингвист, кандидат психологических наук Юлия Крылова-Грек считает, что у детей, ставших жертвами такой пропаганды, практически не остается выбора.

«С одной стороны — родители, поддерживающие все происходящее, с другой — школа с навязчивым односторонним воспитанием. Ситуация особенно драматична, когда речь идет о детских домах. Если в первом случае есть хотя бы надежда на здравомыслящих взрослых, то тут альтернативы нет. В принципе, дети просто не видят другой стороны медали, им не с чем сравнить жизнь на оккупированной территории. Волей-неволей они становятся частью этого мира, что в конечном итоге меняет их сознание и формирует отношение к жизни», — говорит ученая.

Сироты под прицелом

Один из примеров такой работы с детьми-сиротами — запуск в Крыму программы «Юнармия. Наставничество». Этот проект рассчитан на воспитанников интернатов, с которыми работают руководители Юнармии, масштабно вовлекая их в милитаризованный образ жизни.

Крымпатриотцентр

Воспитанники Лозовской специальной школы-интерната участвуют в мероприятии проекта «Юнармия. Наставничество». Крым, март 2019 года.

Юлия Крылова-Грек уверена, что у детей-сирот, участвующих в программе, шансы получить альтернативный взгляд на мир сводятся к нулю.

«В случае с детьми-сиротами, которым не хватает семьи, где они могли бы почувствовать поддержку и поделиться своими переживаниями, система наставничества от государства может стать дополнительным рычагом влияния на несформированную психику. И если человек, который приходит к детям в качестве наставника, педагог достаточно талантливый, чтобы расположить к себе ребенка и стать для него авторитетом, тогда его мнение будет иметь большое значение, что делает детей априори ведомыми».

Телевидение как оружие

Важную роль в формировании личности также играет телевидение. Американской академией педиатрии (ААР) экспериментально было доказано, что телевидение не просто влияет, оно формирует поведение детей и их отношение к жизни.

В этих условиях в Крыму идет массивная атака на сознание и создание определенных стереотипов, — считает психолингвист.

«Родители, школа, детский садик, кинофильмы — все направлено на то, чтобы сформировать определенное отношение, определенный тип поведения и картину мира. И, конечно же, потом очень тяжело будет научить этих людей критически мыслить, видеть альтернативы. Как многие дедушки и бабушки до сих пор скучают по Сталину и СССР, так, возможно, и у какого-то процента этих детей будет оставаться ностальгия, связанная с великой воинствующей Россией.

Причины ностальгии очень простые и понятные: воспоминания детства, в своем большинстве позитивные, создают картину воспоминаний единую с окружающим миром. В детских садах, школах идея превосходства «русского мира» формируется через игру, которая является лучшей формой усвоения информации и которая будет ассоциироваться с позитивными переживаниями, связанными именно с воинственно-патриотическим полусоветским миром. Поэтому есть очень большая вероятность, что этот мир как раз и станет тем местом, где эти люди привыкнут чувствовать себя хорошо и комфортно», — говорит Юлия Крылова-Грек.

Пионеры на митинге в Севастополе

Пионеры на митинге в Севастополе, октябрь 2019 г. скриншот видео

С точки зрения психологии, ребенок более доверчив, чем взрослый, у него меньше опыта, — разъясняет ученая.

«У ребенка до подросткового возраста еще не сформированы абстрактные понятия. Его психика гораздо пластичнее, его сознанием намного легче манипулировать и управлять. И это одна из причин, почему ребенка до 15 лет не следует вовлекать ни в какие военизированные организации. К сожалению, все эти нехорошие вещи делаются с согласия родителей. В ситуации, когда родители имеют противоположную российской пропаганде точку зрения и как-то объясняют ее детям, у ребенка намного меньше шансов стать маленьким милитаризованным винтиком большого имперского механизма. В ситуации, когда родители являются частью этого мира, у их детей очень маленькие шансы вырваться из этого информационно-пропагандистского круга», — поясняет Юлия Крылова-Грек.

Церковь и милитаризация

Еще один способ влияния на неокрепшие умы крымских детей — вовлечение священников в процесс смены идентичности. Например, кадеты казачьих классов в Крыму принимают присягу с участием священников русской православной церкви.

Кадет школы-гимназии №10 им. Э. Покровского

Кадет школы-гимназии №10 им. Э. Покровского принимает присягу в часовне преподобного Серафима Саровского

При этом в тексте присяги казачков симферопольской гимназии №10 есть слова клятвы верности России. В сознании этих детей их религия и российская идентичность таким образом связываются воедино.

Еще один способ привязки военной пропаганды РФ к религии — прославление российского адмирала Ушакова как святого русской православной церкви. Русский флотоводец канонизирован РПЦ в 2001 году. С этого момента ему поклоняются прихожане этой церкви. Российская пропаганда использует этот прием в том числе и для прославления российской армии, называя Ушакова родоначальником Черноморского флота РФ.

Симферопольские кадеты и ополченцы у гроба с мощами Федора Ушакова

Симферопольские кадеты и ополченцы у гроба с мощами Федора Ушакова. Севастополь август 2016 года. QHA (Агентство Крымские новости)

«Если ребенок из верующей семьи, тогда речь идет тоже об авторитете, только в религиозном мире. И если ему сказали, например, что русский адмирал Ушаков святой, то у ребенка не будет поводов в этом сомневаться», — говорит ученая.

Варианты защиты

Поиск альтернативных точек зрения

В тоже время Юлия Крылова-Грек считает, что в случае, когда пропаганды будет слишком много и будет видна разница между тем, что говорят и тем, что есть в действительности, тогда происходит пресыщение неправдивой информацией и начинаются сомнения. В результате повзрослевшие дети будут видеть эту разницу и, приходя в состояние когнитивного диссонанса, пытаться сами разобраться в ситуации и искать альтернативные источники получения информации.

Юридический аспект

Сбор фактов и доказательств нарушений — очень важная и необходимая работа, которой занимаются сейчас правозащитные организации и правоохранительные органы Украины.

«Крымская правозащитная группа совместно с прокуратурой АРК готовит сообщение в Международный уголовный суд (МУС). В Офис прокурора МУС будут переданы задокументированные факты нарушений норм международного гуманитарного права, связанные с пропагандой среди детей службы в армии РФ. Кроме того мы готовим для соответствующих институций ООН информацию о нарушениях прав детей в результате милитаризации общественной жизни на полуострове», — говорит Ольга Скрипник.

Медиаграмотность

Важно формировать у детей основы медиаграмотности. Следить за тем, какой контент дети смотрят, читают и слушают.

«К сожалению, в настоящее время даже некоторые взрослые не в состоянии адекватно оценивать информацию. В этом есть и психологический момент. У человека есть такая особенность, что если у него уже устоялись какие-то убеждения, то он старается находить такую информацию, которая подтверждает это убеждение. И поэтому возможно он даже не захочет читать или воспринимать серьезно то, что расходится с его убеждениями. Например, в Американской академии педиатрии считают, что один из эффективных способов защиты детей от влияния телевидения — проведение с родителями работы по медиаграмотности.

Если говорить о том, что может сделать Украина, чтобы исправить ситуацию, то здесь нужно подумать о формах подачи информации детям в Крыму. Например, это может быть интернет-канал с видео о жизни в развитых странах или истории из жизни, в том числе и с жителями Украины, мультфильмы, где красочно показаны особенности украинской культуры, исторические обзоры. Информация должна быть в познавательной или игровой форме, потому что новостной формат детям будет не очень интересен», — рекомендует ученая.

70 queries in 0,064 seconds.