Венедиктова так и не назвала истинную причину отстранения Мамедова, — Скрипник

Ситуация с Департаментом надзора по уголовным производствам в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта (далее — «департамент войны») по-прежнему остается серьезной и связана с риском для всестороннего расследования военных преступлений. К такому выводу пришли правозащитники после встречи с Генеральным прокурором Ириной Венедиктовой, организованной из-за «брифинга на стульях».

Как рассказала глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник, после двухчасовой встречи с главой ОГП правозащитники так и не узнали, что стало причиной отстранения Гюндуза Мамедова.

«Хотя встреча длилась больше двух часов, мы так и не получили ответ на главный вопрос: что реально стало причиной такого резкого решения (назначение Якубовского и переподчинение департамента)? Нам объяснили, что Венедиктова получила от СБУ два письма, которые стали основой того, что Гюндуз Мамедов больше не имеет доступа к государственной тайне. Однако реальных причин, подтверждающих отстранение Мамедова, не было названо. Более того, Ирина Венедиктова сказала, что готова и далее сотрудничать с Гюндузом Мамедовым по вопросам расследования военных преступлений. И это странно: если к нему есть претензии, то как с ним собираются работать? Поэтому наши опасения, что это может быть политически мотивированное решение, что это желание лично влиять на расследования, связанные, в том числе, и с Медведчуком, и с MH17, и военными преступлениями на оккупированных территориях, четко подтвердились», — сказала Ольга Скрипник.

По словам Скрипник, при этом Ирина Венедиктова заверяла, что никаких других кадровых изменений в работе по Крыму и Донбассу больше не будет.

«Однако мы не считаем, что необходимо поддерживать альтернативные варианты: если нет серьезных причин для отстранения Гюндуза Мамедова, значит, он не должен быть отстранен. На данный момент правозащитники, работающие с темами Крыма и Донбасса, не видят других кандидатур в прокуратуре для работы в «департаменте войны», эффективность которого подтверждена конкретными результатами уже проведенной работы«, — подчеркнула глава КПГ.

Как отмечает Скрипник, ситуация с «департаментом войны» по-прежнему остается серьезным риском для расследования военных преступлений.

«Создавшаяся ситуация приводит к серьезным рискам: если есть сомнения, недоверие к решениям руководства ведомства, создается угроза для всего департамента. Если мы не можем доверять, как пострадавшие, жертвы, свидетели будут сотрудничать с госдепартаментом, даже если останутся прокуроры, работающие в конкретных делах? Если нет эффективного руководства, нет доверия к нему, о каких результатах может идти речь?», — говорит правозащитница.

Напомним, создание Департамента надзора по уголовным производствам в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта («департамент войны»), в ноябре 2019 года было следствием консолидированных усилий общественных организаций, занимающихся вопросами расследования военных преступлений, сотрудников прокуратуры, которые понимали важность такого подразделения.

Этим департаментом руководил Гюндуз Мамедов, который с 2016 года работал с темой документирования военных преступлений и преступлений против человечности, когда еще возглавлял прокуратуру АРК.

В департаменте была систематизирована работа по выявлению и координации расследований преступлений против основ национальной безопасности на временно оккупированных территориях. Департамент занимался расследованием незаконного перемещения лиц, политических и религиозных преследований, милитаризации детей, пыток.

Работа департамента заключалась и в сотрудничестве с Офисом прокурора Международного уголовного суда, в частности, в передаче доказательств преступлений России в Крыму и на Донбассе.

В августе 2020 уже были попытки уничтожения этого департамента и устранения Гюндуза Мамедова с должности.

Приказом от 29 июня 2021 года генпрокурор Ирина Венедиктова передала Департамент надзора по уголовным производствам в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта, другому заместителю — Максиму Якубовскому, которого связывают с соратником Путина Виктором Медведчуком.

Однако уже вечером Ирина Венедиктова перенаправила «Департамент войны» под собственное руководство.

Кроме того, стало известно, что Гюндуза Мамедова лишили и доступа к государственной тайне.

2 июля правозащитники провели в Киеве «брифинг на стульях» под Офисом генпрокурора. Они заявили, что судьба десятков жертв военных преступлений находится под угрозой, поскольку действия генпрокурора могут привести к уничтожению «департамента войны», а это поможет преступникам избежать ответственности за массовые нарушения прав человека, военные преступления и преступления против человечности, совершенные на оккупированных территориях Украины.

Общественность обратилась к Зеленскому с требованием обеспечить независимую работу «департамента войны» без влияния Венедиктовой

78 queries in 0,072 seconds.