Уголовная ответственность за российский паспорт: позиции украинских чиновников и правозащитников

Материал Крым.реалии о государственной политике в отношении документов, которые выдаются на территориях Украины, оккупированных с 24 февраля 2022 года.

Как известно, в украинском правительстве обсуждается ввод уголовной ответственности за добровольное получение российского паспорта на временно оккупированной Россией территории Украины. Об этом в своем Telegram сообщила украинский вице-премьер, глава Министерства реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ирина Верещук.

Обсуждение прошло на закрытом межведомственном совещании 22 июля, и дискуссии еще впереди, но «направление определено»:

«Вопрос не столько юридический, сколько политический. С одной стороны, паспорт оккупанта помогает простому человеку выжить во временной оккупации. С другой стороны, как объяснить это нашим гражданам, которые стоят насмерть за всех нас на передовой? В том числе за то, чтобы на нашей земле никогда не было российских паспортов», – написала Ирина Верещук.

«На красном российском паспорте много украинской крови – военных и гражданских, женщин и детей», – пояснила украинский вице-премьер необходимость введения такой ответственности.

Государственный подход меняется?

Украинское государство определило свое отношение к российским паспортам, выданным на оккупированных территориях Украины, еще в 2014 году, когда Россия начала активную паспортизацию жителей захваченного Крыма.

В апреле 2014 года Верховная Рада Украины приняла закон «Об обеспечении прав и свобод граждан на временно оккупированной территории Украины», который действителен и сегодня. Девятая статья этого закона говорит о том, что документы, изданные органами власти, работающими вопреки законам Украины, не создают правовых последствий. В 2021 году в качестве исключений в законе были указаны документы, подтверждающие факты рождения, смерти, вступления в брак или его разрыва, если они прилагаются к заявлению об украинской государственной регистрации этих событий.

К началу полномасштабного вторжения России в 2022 году у линии разграничения с ОРДЛО и административной границы с Крымом была налажена работа украинских Центров предоставления административных услуг, где граждане Украины, проживающие в оккупации, могли оформить украинские документы, совершить акты регистрации и получить различные государственные услуги. На пресс-конференции в декабре 2021 года Ирина Верещук говорила о «человекоцентричности» политики ее министерства. Немногим ранее в эфире Крым.Реалии – о том, что Украина не признает документы, выданные российскими властями в Крыму, и лишь для регистрации актов гражданского состоянии может быть разработана специальная процедура.

После начала полномасштабного вторжения 24 февраля и оккупации еще больших территорий Украины Россия начала новую волну принудительной паспортизации на захваченных территориях. 25 мая президент России Владимир Путин подписал указ, который дает право упрощенного получения российского гражданства жителям оккупированных территорий Херсонской и Запорожской областей Украины, по процедуре, введенной ранее для жителей Донецкой и Луганской областей. 11 июля Путин издал указ, которым упрощенная процедура получения российского гражданства может применяться уже к жителям всей Украины.

В украинском МИД назвали этот указ юридически ничтожным, в Евросоюзе также предупредили, что признавать «паспорта, выданные в рамках агрессивной войны России против Украины» не будут.

После того, как Ирина Верещук озвучила идею введения уголовной ответственности за получение российского паспорта, украинские правозащитники выступили с заявлением, где указали на явные противоречия между актуальной позицией МИД и визией главы Минреинтеграции.

«Установление уголовной ответственности за получение паспортного документа страны-агрессора создает правовые последствия выдачи такого документа – привлечение к ответственности человека, его получившего», – говорится в совместном обращении 10 правозащитных организаций. Там же призывают вести взвешенную коммуникацию с жителями временно оккупированных территорий, и согласовать публичную позицию разных украинских министерств.

Кому приготовиться?

В процессе подготовки материала о рекомендациях по эвакуации из Херсонской области Крым.Реалии обращались к Ирине Верещук с вопросами о государственной политике в отношении документов, которые выдаются на территориях Украины, оккупированных с 24 февраля 2022 года. В частности, один из вопросов, направленных вице-премьеру 23 июня, был сформулирован так: признает ли Украина документы, выданные оккупационными администрациями, в том числе паспорта? Будут ли здесь применены те же принципы, что и до 24 февраля 2022 года? Предусмотрена ли ответственность за получение таких паспортов? Ирина Верещук выразила готовность ответить на вопросы, но затем коммуникация прервалась.

Мы направляем наши вопросы снова, в том числе в информационным запросе. И опубликуем ответы, как только их получим.

О том, как в именно будет выписана в украинском законодательстве новая норма, информации нет, как и проекта обсуждаемого закона в публичной плоскости. А вопросы – уже есть, они поступают и в нашу редакцию.

«Уже давно, на разных уровнях власти, было заявлено, что документы, выданные Россией в Крыму, незаконные, никчемные и не имеют никакой силы», – пишет нам читатель из Джанкоя, попросивший в целях безопасности не указывать его имя. – «Никто никого не спрашивал в 2014 году: всех просто «обилетили» этими паспортами. Кто имел возможность – те выехали, а кто не мог бросить стариков, недвижимость – им куда было выезжать, в степь? До сих пор, спустя 8 лет, крымские переселенцы мыкаются по квартирам, государство так и не помогло тем, кто не остался в оккупации и выехал на материк», – пишет читатель, называющий инициативу Миреинтеграции «вредительством».

Ольга Скрипник, глава Крымской правозащитной группы, куда также поступает множество вопросов о возможной ответственности за получение российских паспортов, обращает внимание на то, что пока непонятно, как в Минреинтеграции видят определение «добровольности» получения такого паспорта в оккупации.

«Мы знаем, что люди, которые там находятся даже чтобы получить гуманитарную помощь, чтобы не умереть от голода, накормить детей, должны брать эти так называемые российские паспорта. Здесь нет никакой добровольности. Даже если мы говорим о коллаборантах, это тоже требует расследования и доказательной базы», – говорит правозащитница.

Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник
Глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник

Также глава Крымской правозащитной группы призывает к более осторожной коммуникации с жителями оккупированных территорий, и давать подобным инициативам наиболее полные объяснения.

Тысячи наших граждан находятся в оккупации и требуют помощи и защиты, а не обвинений и криминализации действий
Ольга Скрипник

«Это заявления, которые, на мой взгляд, сейчас недопустимо делать, учитывая, что тысячи наших граждан находятся в оккупации и требуют помощи и защиты, а не обвинений и криминализации действий, которые мы даже не можем расследовать», – говорит Скрипник.

Юрист Украинской Хельсинской группы по правам человека Юлия Лесовая говорит, что обратной силы такой закон в случае принятия иметь не должен. Но если преступным будет расцениваться сам факт получения такого паспорта, а не «владения» им, что делает нарушение не разовым, а длящимся. Также юрист предполагает, что реализация такой нормы может на практике оказаться неэффективной.

«Речь идет о тысячах людей (которые могут оказаться под расследованием, – ред.). И здесь возникает практический вопрос. Представьте, какая нагрузка на правоохранительную и судебную систему навалится вместе с тысячами уголовных дел. Сейчас они на грани своих возможностей расследуют военные преступления», – говорит Лесовая.

Еще одним риском введения ответственности за получение российских паспортов в оккупации правозащитники считают дисгармонизацию украинского законодательства с нормами международного права, под защитой которого крымчане также находятся: «Здесь есть риск появления противоречия с международными нормами, которые однозначно говорят о том, что принудительная паспортизация – это преступные действия России».

Не перекладывать ответственность за паспортизацию на жителей оккупированных территорий призывает и юрист Юлия Лесовая.

«Принудительная смена гражданского статуса является преступлением, прописанным в статье 50 Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны. Нести ответственность должны те, кто паспортизирует, а не гражданское население», – сказала эксперт в комментарии Крым.Реалиям.

По данным Постоянного представительства Украины при ООН на начало 2021 года, Россия с 2014 года выдала в Крыму 2,5 миллиона паспортов российского образца. В ОРДЛО на тот момент было роздано порядка 400 тысяч российских паспортов.

Сводных данных о количестве российских паспортов, выданных на территории Украины с 24 февраля 2022 года, в свободном доступе пока нет. Тем не менее сообщения о проведении принудительной паспортизации появляются регулярно. Так, 23 июля первый заместитель председателя Херсонского областного совета Юрий Соболевский опубликовал в Telegram «постановление» оккупационной военно-гражданской администрации Херсона за подписью бывшего народного депутата Украины Владимира Сальдо (получившего российский паспорт в оккупированном Херсоне одним из первых), в котором говорится, что для дальнейшего занятия предпринимательской деятельностью жителям Херсонской области необходим «документ, удостоверяющий личность гражданина РФ».

95 queries in 0,091 seconds.