Судят как уклонистов и отправляют служить в Россию. Что происходит с призывниками в оккупированном Крыму

За шесть лет, прошедших после аннексии Крыма, Россия успела призвать в ряды своей армии более 20 тысяч жителей полуострова. Дважды в год Украина и международные организации требуют прекратить ставить крымчан под ружье, ссылаясь на законодательство об оккупированных территориях. Россия Крым оккупированным не считает, а потому заводит на молодых мужчин призывного возраста уголовные дела.

Настоящее Время рассказывает истории жителей Крыма, которые пытаются избежать российской армии и российской судимости.

Уехать или остаться. Истории призывников

Житель Ялты Иван Скрипник после аннексии Крыма переехал в Одессу. Рассказывает: российский паспорт не получал, но в 2015 году ему пришла повестка – Скрипника хотели призвать на службу в Вооруженные силы РФ. Тогда в военкомат за него пошел дедушка.

«Мама сказала дедушке, чтобы он попросил вычеркнуть меня, чтобы меня вообще не трогали. Дедушка сказал по-другому – что я еще учусь, но обязательно приеду, паспорт получу и все остальное. Дедушка был немного других взглядов. Мне сделали отметку в списке, больше повестки не присылали», – говорит Иван.

С тех пор вероятность, что российский военкомат о нем не забыл, для ялтинца – одна из причин не возвращаться на полуостров.

«Понятно, что это дом, родной город, там хочется побывать. В Крыму до сих пор живет мама, много родственников, которые не могут уехать. Но я никогда не знаю, чем закончится поездка. Не знаю, числюсь ли я как призывник или не числюсь, считают ли меня уклонистом. Есть шанс, что ничего не будет и я поеду без проблем. А есть шанс, что там и останусь», – рассуждает ялтинец.

Другой крымчанин, с которым пообщался корреспондент Настоящего Времени, до сих пор живет на полуострове. Поэтому просит не писать его настоящее имя. Асан – назовем его так – мусульманин. Считает, что служить ему не позволяет религия.

«Нужно соблюдать пятикратный намаз. Нужно соблюдать правила в еде. К тому же я слышал, что нельзя присягу давать», – перечисляет Асан.

Уже несколько лет он уклоняется от службы – каждый раз во время призыва меняет место жительства: «В этот год повестка не приходила, а в остальные призывы, когда давали повестку лично в руки, то брал, расписывался. В последний раз, осенью, говорили, что заведут уголовное дело».

До 27 лет молодому человеку осталось два года. Он надеется, что ему удастся не надевать военную форму. Из Крыма выезжать не собирается: там у него жилье и работа.

Весенний призыв в российскую армию в Севастополе, май 2018 года. Фото: ТАСС

Крымский призыв на российском ТВ

«Дима – один из первых счастливчиков, которые примерили флотскую форму. Каждый, кто служил, знает: именно в этот момент он становится мужчиной» – так выглядит обряд инициации по версии корреспондента телерадиокомпании «Крым» Александра Федорчака.

Персонаж его новостного сюжета – призывник Дмитрий Бубнов. Он крепит нашивки на форму и уверяет, что не боится тягот службы: «Наслышан про нашу часть конкретно, Казачью Бухту, знаю, как ребят гоняют. Мне подходит».

Учредитель телерадиокомпании – подконтрольное российской власти Министерство внутренней политики, информации и связи Республики Крым. Автор репортажа не упоминает, что сам призыв таких, как Дмитрий, в российскую армию – предмет международной критики. В мае 2020 года постоянный представитель США при ОБСЕ Джеймс Гилмор назвал призыв крымчан нарушением норм международного права. А за месяц до этого аналогичное заявление от имени ЕС сделала Европейская служба внешних действий (European Union External Action).

«Оккупирующая держава» и «покровительствуемые лица» – что говорит международное право

12 августа 1949 года участники Дипломатической конференции ООН приняли IV Женевскую конвенцию о защите гражданского населения во время войны. В 1993 году Совет Безопасности ООН включил конвенцию в состав обычных норм международного права. С этого момента документ стал обязательным для исполнения всеми странами, вовлеченными в военные конфликты, – вне зависимости от того, подписывали они его или нет.

В статье 51 Конвенции есть пункт: «Оккупирующая держава не сможет принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных или вспомогательных силах. Всякое давление или пропаганда в пользу добровольного поступления в армию воспрещается».

(Оккупация и аннексия – разные виды агрессивных действий, согласно международному праву. Мировое сообщество признает действия России в Крыму аннексией, в то время как в документах ООН и законодательстве Украины территория полуострова с 2014 года рассматривается как временно оккупированная).

12 марта 2020 года Управление Верховного комиссара ООН по правам человека прямо указало, что Россия нарушает 51-ю статью Конвенции: «Российская Федерация как оккупирующая держава по международному гуманитарному праву должна воздерживаться от принуждения покровительствуемых лиц к службе в ее вооруженных или вспомогательных силах. Кроме того, всякое давление или пропаганда в пользу добровольного поступления в армию воспрещается. Принудительный призыв также негативно влияет на реализацию призывниками прав человека, ограничивая их свободу передвижения и доступ к образованию и занятости», – говорится в «Докладе о ситуации с правами человека в Украине 16 ноября 2019 года – 15 февраля 2020 года», в разделе, который касается Крыма.

На момент публикации доклада Россия провела в Крыму уже 10 призывных кампаний.

Весенний призыв в российскую армию в Симферополе, апрель 2015 года. Фото: ТАСС

Подать в суд на Владимира Путина

Аналитик Крымской правозащитной группы (КПГ) Александр Седов описывает их хронологию: в 2014 году Россия не призывала крымчан в свои вооруженные силы, назвала это переходным периодом. В 2015-2016 годах жители Крыма служили на полуострове, кроме членов экипажа боевых кораблей Черноморского флота. С 2017 года большинство крымских призывников отправляют в Россию.

«В первом призыве это было небольшое количество людей, буквально четыре-пять человек. Потом оно начало расти, в последнем призыве в 2019 году более 80% призывников отправлялось на территорию Российской Федерации. Сейчас было заявлено: больше половины. Конкретный процент не назвали, но можно говорить, что не менее 1800 человек отправлено на территорию РФ», – говорит правозащитник.

В октябре 2018 года украинская прокуратура Автономной Республики Крым – сейчас ее офис в Киеве – вместе с правозащитными организациями отправила сообщение в Международный уголовный суд (МУС). Среди тех, кто помогал собирать информацию, была и Крымская правозащитная группа (КПГ). Александр Седов рассказал Настоящему Времени, что прокурор МУС все еще оценивает собранные доказательства и пока не возбудил уголовное дело. Правозащитник ожидает, что это произойдет до конца этого или в начале следующего года.

«Сомнений в том, что дело будет возбуждено, нет: доказательств слишком много. Люди, которые руководят призывом на оккупированной территории, будут подпадать под юрисдикцию Международного уголовного суда, под статус международных преступников. Страны, которые подписали Римский статут, имеют право их задержать и передать непосредственно в Международный уголовный суд. Это касается не столько военкомов, а начиная, наверное, с уровня руководства Крыма вплоть до высшего руководства Российской Федерации», – объясняет Александр Седов.

Аналитик КПГ не исключает, что фигурантом дела может стать и президент России Владимир Путин – он подписывает указы о призыве на военную службу. К обращению в Международный уголовный суд приобщили официальные документы правительства РФ, Минобороны, подконтрольных России властей аннексированного полуострова. Есть также копии повесток, материалы СМИ.

Кроме сбора материалов на российских чиновников, ответственных за организацию призыва, украинские правоохранительные органы занимаются исполнителями на местах. В прокуратуре Автономной Республики Крым есть дело против двух военных комиссаров: руководителя военкомата Ялты и военкома Евпатории, Сак и Сакского района. Их подозревают в нарушении законов и обычаев войны (ст. 438 УК Украины), по этой статье грозит до 12 лет тюрьмы. Всего в Крыму 14 российских подразделений военкомата, но именно по ялтинскому и сакскому комиссарам удалось собрать достаточно доказательств, объяснил корреспонденту Настоящего Времени замначальника отдела прокуратуры АРК Игорь Корженко: «Есть оригиналы и копии повесток, подписанных этими лицами, бесчисленное множество протоколов осмотра, в которых фиксировали информацию: высказывания относительно пропаганды призыва в Вооруженных силах РФ, допросы свидетелей, потерпевших».

Что касается крымчан, которых Россия все же поставит под ружье, Украина их судить не будет. Прокурор Автономной Республики Крым Игорь Поночовный объяснял в апреле 2020 года, что призывники по нормам международного права «являются жертвами незаконных действий должностных лиц государства-оккупанта».

Весенний призыв в российскую армию в Симферополе, апрель 2015 года. Медицинский осмотр. Фото: ТАСС

Спасти призывника от приговора

Но при общении с российской администрацией Крыма от ссылок на международное право приходится отказаться, говорит правозащитница Лиля Гемеджи, которая консультирует жителей полуострова, в том числе и по вопросам призыва в армию. В российских судах это просто не работает: они игнорируют ссылки на Конвенцию, заявляя, что полуостров не оккупирован. Так отвечают, например, адвокатам крымских мусульман по делам о причастности к организации «Хизб ут-Тахрир». Эта исламская партия легальна в Украине, но Россия считает ее террористической. В статье 64 Конвенции говорится, что на оккупированной территории продолжает действовать прежнее уголовное законодательство. Но на практике мусульман из «Хизб ут-Тахрир» судят по российскому Уголовному кодексу.

Аналитик Крымской правозащитной группы Александр Седов вспоминает: на одном из процессов в июле 2020 года прокурор заявил, что после изменений Конституции России законы России стали выше международных договоров. Поэтому, считает Седов, ссылаться на международное право в Крыму не только бесполезно, но и опасно: «Это могут рассмотреть как призывы к нарушению территориальной целостности РФ (фактов не было, но никто от этого не застрахован, тем более с учетом последних изменений Конституции)».

По данным Крымской правозащитной группы, за годы после аннексии в крымские суды поступило не менее 105 дел об уклонении от военной службы, причем по 96 уже есть решения. В Государственной автоматизированной системе РФ «Правосудие» пока есть упоминания только о 43 приговорах.

В ГАС «Правосудие» нет текстов судебных решений – их можно прочитать в системах «Судебные и нормативные акты РФ»«Судебныерешения.рф». Большинство приговоров, с которыми ознакомился корреспондент Настоящего Времени, описывают примерно такую фабулу: призывник получил повестку, одну или несколько, не пришел в военкомат, стал подозреваемым, признал вину и попросил рассматривать дело без судебного разбирательства, получил штраф. Так, жителя Кировского района Бекира Мазинова 26 мая 2020 года приговорили к выплате 15 тысяч рублей штрафа, севастопольцу Александру Тимошенко 21 мая 2020 года присудили 15 тысяч рублей штрафа, еще одного севастопольца Владислава Молчанова 22 апреля 2020 года оштрафовали на 20 тысяч рублей.

Правозащитница Лиля Гемеджи подтверждает, что штрафами дело заканчивается в подавляющем большинстве случаев. Но этот вариант все равно нельзя назвать оптимистическим: «Несмотря на минимальное наказание, на человеке остается клеймо, что он привлекался к уголовной ответственности. При получении характеристик, при устройстве на работу это будет играть свою роль. Я считаю, что необходимо избегать всеми способами привлечения к уголовной ответственности».

Такой способ есть, говорит координатор Крымской правозащитной группы Александр Седов, и его в последнее время стали активно использовать в крымских судах. Дело с согласия прокурора закрывают, а подсудимому назначают судебный штраф – но без судимости. Уголовно-процессуальный кодекс РФ допускает такой исход, если речь идет о преступлении небольшой или средней тяжести, человек возместил ущерб или иным образом загладил «причиненный преступлением вред». Но сразу в суде призывник получает повестку и идет в армию.

«С призывника снимается 20-50 тысяч рублей, которые формально не являются наказанием по уголовному делу. Дело закрывается. Преимущество с точки зрения Российской Федерации – это то, что у человека забирают деньги и по закрытии уголовного дела его могут сразу призвать в армию, не откладывая в долгий ящик. А преимущество с точки зрения призывника – у него не будет записи об уголовном преследовании», – объясняет правозащитник.

Таким судебным штрафом закончилось дело для севастопольца Максима Кубарского – 3 июня суд назначил ему 15 тысяч рублей штрафа, и тут же молодой человек «лично под подпись получил повестку для прохождения медицинского освидетельствования и призывной комиссии, назначенной на весенний призыв 2020 года». С такой же формулировкой: раскаялся, извинился перед военкомом, расписался за повестку на весенний призыв – получил 20 тысяч рублей судебного штрафа житель Севастополя Евгений Рыбаченко. Алексей Скопюк, чье дело рассматривал Кировский райсуд Крыма, должен выплатить 10 тысяч рублей штрафа.

В большинстве дел об уклонении от военной службы роль адвоката сводится к тому, чтобы подтвердить решение клиента раскаяться и признать вину. Случаи, когда призывники и их защитники пытаются добиться оправдания, единичны.

Например, о своей невиновности заявлял житель Евпатории Илья Ю. Согласно приговору, который изучил корреспондент Настоящего Времени, призывник рассказывал на медкомиссии, что после ветрянки у него обострились хронические заболевания, в частности, были боли в области мошонки. Хирург не обратил на это внимания, и комиссия признала юношу годным к военной службе с незначительными ограничениями. После получения повестки, но до отправки на службу Илья пошел в «гражданскую» поликлинику, где его тут же обследовали и дали направление на операцию. Обследование совпало со временем, когда Илью должны были отправить на службу, поэтому в назначенное время на отправку он не пришел – и стал подсудимым по уголовному делу.

В суде Илья говорил, что «заботился о здоровье, чтобы не потерять его в армии» – и это его конституционное право. Но судья Евпаторийского городского суда Ирина Захарова сочла, что заболевание «не требовало экстренного вмешательства, в плановом порядке он мог быть прооперирован по его обращению и желанию в более ранний период либо в условиях прохождения военной службы». Она признала призывника виновным и назначила 20 тысяч рублей штрафа.

Весенний призыв в российскую армию в Симферополе, май 2020 года. Медицинский осмотр. Фото: ТАСС

Можно ли не попасть ни в суд, ни в армию

Для жителей полуострова есть несколько способов законно не попасть в ряды Вооруженных сил РФ, рассказывает координатор Крымской правозащитной группы Александр Седов. Каждый из них влечет свои сложности.

Во-первых, Седов советует крымчанам не получать российский паспорт. Но тогда у себя дома жители полуострова оказываются на положении иностранцев: находиться в Крыму можно до 90 дней в течение полугода, а при въезде в Крым с материковой территории Украины – заполнять миграционную карту.

Второй способ – не становиться на воинский учет. За это тоже грозит штраф, но административный и до 3 тысяч рублей. Правда, такая тактика избегания призыва усложнит поиск работы.

«Один из документов, который работодатель требует от человека при устройстве на работу, – это информация от военкомата о том, что он находится на учете. Причем по новым законам это должна быть справка из военкомата в том городе, где человек трудоустраивается. То есть нужно переносить свою карточку. Штрафы для работодателей, которые взяли сотрудника без справки из военкомата, гораздо больше, чем для человека, который не встал на учет. И работодатели просто не хотят проблем. Проблем нет только у самозанятых – индивидуальных предпринимателей, фрилансеров. Если человек на самообеспечении, никому никакие документы он предоставлять не должен», – рассказывает Александр Седов.

Еще один способ – подать заявление об альтернативной гражданской службе (АГС). Именно к нему советует прибегать живущая на полуострове правозащитница Лиля Гемеджи.

Действующий российский закон об альтернативной службе дает на нее право тем, для кого несение военной службы противоречит убеждениям или вероисповеданию, а также представителям коренных малочисленных народов РФ. Противоречие убеждениям или вероисповеданию нужно обосновать перед комиссией. Лиля Гемеджи описывает процедуру на примере крымских татар, мусульман по вероисповеданию: «Будучи мусульманином, ты не можешь есть пищу, которая дается в армии. Там дается и свинина. Во-вторых, ты не сможешь выполнять религиозные обряды в силу особого распорядка в армии. То есть, соблюдая пятикратный намаз, ты станешь нарушителем режима. Обязателен пятничный намаз, он проводится только в мечети – мечеть человек не сможет посещать».

Отстаивая право на альтернативную службу, юристы берут справку из религиозной общины, документы из духовной школы (медресе), могут привести имама, других верующих как свидетелей. Члены комиссии при военкомате могут проверить претендента на альтернативную службу на правоверность.

«Нам встречались в комиссиях женщины-мусульманки, они спрашивали, что призывник знает из Корана. У нас был мальчик, он читал одну из сур, это стало подтверждением», – рассказывает Лиля Гемеджи.

По ее словам, сотрудники военкоматов часто пытаются давить на заявителей. Правозащитница приводит в пример такие фразы членов комиссий: «Ты пойдешь мыть задницы бабкам в дом престарелых, ты этого хочешь?», «Мы тебя отправим в туберкулезную больницу, заразишься», «Отправим подальше от дома, и что ты будешь делать за 8 тысяч зарплаты, как ты будешь жить и питаться?».

Весенний призыв в российскую армию в Симферополе, май 2020 года. Фото: ТАСС

Если человек все-таки отстоит свое право не брать в руки оружие, велики шансы, что он останется дома. По словам Гемеджи, пока ни одного призывника, которого она консультировала по вопросам АГС, никуда не отправили: слишком сложная процедура.

«Предприятие должно обратиться в военкомат, а военкомат отправляет туда альтернативщиков. Я не могу понять, то ли нет запроса от предприятия, то ли по каким-либо другим причинам – все замирает на стадии заявления. Призывников периодически вызывают, что-то спрашивают, но дело не сдвинулось. Если отправляют в другой регион (имеются в виду регионы России – НВ), предприятие должно предоставить общежитие, которое соответствует всем санитарным нормам, чтобы этот призывник там проживал и проходил альтернативную гражданскую службу. Уволить такого сотрудника организация не имеет права, к тому же работник может не всегда качественно исполнять свои обязанности», – рассказывает юристка.

Один из немногих крымчан, кому все-таки пришлось отправиться к месту АГС, – Эдем Сулейманов. Но вместо того, чтобы отслужить, он стал фигурантом уголовного дела – как раз из-за проблем с жильем, которое ему предоставили.

В октябре 2017 года Сулейманова отправили на альтернативную службу почти за две тысячи километров от дома – в российский Нижний Новгород, в областную клиническую больницу. Эдем должен был работать санитаром. Руководство больницы поселило его в пансионат, закрепленный за учреждением. В комнате с потолка сыпалась штукатурка, ванная была на другом этаже. Кухни – не было. Все это позже в суде подтвердили свидетели. Не соблюдались санитарно-эпидемиологические требования к общежитиям, и согласно Жилищному кодексу пансионат даже не относился к жилым помещениям. Новый санитар просил его переселить, но получил отказ. Альтернативщик уехал из Нижнего Новгорода, вернулся в Крым и сразу отправился в военкомат – давать объяснения.

Но руководство больницы заявило, что Сулейманова заселили в пансионат только на период медосмотра, дальше его отправили бы в общежитие. Заведующий жилищным хозяйством больницы утверждал: в пансионате есть все условия для проживания, «услуги прачечной, мультиварки и т.д.». А проверяющие ни разу не находили нарушений. Суд счел, что больница создала условия для прохождения альтернативной службы, – и Эдема приговорили к 240 часам обязательных работ за уклонение от прохождения альтернативной гражданской службы (часть 2 статьи 328 УК РФ).

Кроме альтернативной службы и попыток не вставать на учет у молодых крымчан призывного возраста есть и еще один вариант – выехать на материковую часть Украины. Правозащитники говорят, что такие случаи есть, но их статистика не ведется.

Весенний призыв в российскую армию в Симферополе, май 2020 года. Фото: ТАСС

Крымский призыв во время коронавируса

Весенний призыв 2020 года из-за коронавируса начался гораздо позже – первую группу молодых людей отправили в воинские части только 20 мая. Призывная кампания длилась до 15 июля.

В уже упомянутом выше сюжете корреспондента ТРК «Крым» говорилось, что для призывников в военкоматах огородили специальную зону. Все должны были носить маски. Военный комиссар Севастополя Сергей Чижов утверждал, что призывные пункты регулярно обеззараживаются. Также всем тем, кому предстоит идти в армию, делают тесты на коронавирус.

Координатор Крымской правозащитной группы Александр Седов подтверждает, что такие меры предпринимаются. Но, по его мнению, возникает риск заражения молодых крымчан уже в армии: «Само нахождение людей в условиях армии – казарма, закрытое помещение с определенным количеством людей – уже представляет угрозу здоровью. Помимо того, что это является военным преступлением».

Координатор правозащитной инициативы «Гражданин и армия» Сергей Кривенко отслеживает общероссийские тенденции. В июне этого года он рассказывал проекту Крым.Реалии, что военкоматы рассылают повестки значительно большему количеству людей, чем планируют призвать:

«То есть если на службу весной планируют направить 135 тысяч молодых людей, то в военкоматы по всей стране могут вызвать до миллиона человек, то есть в несколько раз больше. Если кто-то из них болен коронавирусной инфекцией, он может стать источником заражения для многих других. Тех, кого призвали, можно посадить на двухнедельный карантин, можно организовать обсервацию силами военных медиков. Однако проконтролировать весь поток вызванных в военкомат, которые потом вернутся домой, невозможно».

За весеннюю кампанию 2020 года военкоматы планировали призвать в российскую армию 3300 крымчан. Выполнили ли план, точно не известно: в военкомате Крыма по телефону рассказать о результатах призыва отказались (редакция ждет ответа на официальный запрос). О недоборе за три дня до конца призыва заявлял только глава российской администрации Ялты Иван Имгрунт, но и он уверял, что норму выполнят.

66 queries in 0,059 seconds.