Истории узников Кремля: Активист и стример Осман Арифмеметов. Преследование за веру

О. Арифмеметов с сыном. Фото из семейного архива

Учитель математики и информатики Осман Арифмеметов проживал вместе со своей семьей — супругой Алие и двумя маленькими детьми — в пос. Строгановка Симферопольского района. После того, как в  Крыму начались обыски и аресты крымских мусульман, Осман стал активно поддерживать своих соотечественников. Он ходил к местам проведения обысков и посещал “судебные” заседания. Активист снимал и публиковал видео с места событий.  

Административный  арест

В феврале 2017 года российские силовики проводили обыск в доме активиста  Марлена Мустафаева. Арифмеметов пришел к дому Мустафаева и снимал видео происходящего на свой планшет. Его вместе с девятью другими крымскими татарами, которые также пришли поддержать семью Мустафаева,  задержалии увезли в отделение полиции. 

22 февраля “судья Киевского районного суда” Симферополя Виктор Можелянский приговорил Османа Арифмеметова к 5 суткам административного ареста. 

“21 февраля 2017 года я находился на улице Сиреневой (Каменские дачи «Коллективные сады», Симферополь). Я осуществлял видеозапись действий правоохранительных органов на свой планшет. На видео видно, что я хотел пройти через оцепление ОМОНа, однако мне запретили это сделать. После я увидел, как подошло очень много полицейских, которые заменили ОМОН в оцеплении. С улицы Сиреневой выходила женщина с двумя детьми. Полицейские, стоящие в оцеплении, отказались ее пропустить. Пропустили лишь после многократных требований со стороны граждан.

Пришел человек с громкоговорителем и начал что-то говорить. Я увидел, как ребята начали расходиться, и тут прозвучала команда со стороны скопившихся ОМОНовцев: «Работаем, работаем». Сотрудник ОМОНа заломал мою руку так, что чуть не выпал мой планшет, на который я осуществлял видеозапись,” — рассказывал Крымской правозащитной группе Осман после окончания срока ареста. 

Задержание 

После освобождения из-под ареста активист продолжил свою деятельность: он также ездил к местам обысков и снимал видео. Арифмеметов  помогал родственникам задержанных делать передачи в СИЗО, оказывал всевозможную помощь семьям, которые остались без отцов.

По словам супруги Османа Алие Нежмединовой, активисты часто ездили в Ростов-на-Дону на судебные заседания, а также организовывали передачи в ростовский следственный изолятор.  

“Ребята выезжали ночью, чтобы утром занять очередь в СИЗО и сделать передачи, а потом успеть  на судебное заседание. Мы, жены, привыкли к тому, что наших мужей часто нет дома”, — рассказала Алие Крымской правозащитной группе. 

27 марта  2019 года в Крыму сотрудники ФСБ, МВД РФ и Росгвардии провели обыски в домах крымскотатарских активистов, в том числе в доме Арифмеметова. После обысков было было задержано 24 человека. 

Османа Арифмеметова, стримера  Ремзи Бекирова и активиста Владлена Абдулкадырова задержали 28 марта в Ростове-на-Дону. 

“Осман с ребятами сидел в Макдональдсе. Туда ворвались в масках с оружием человек двадцать, ребят уложили на пол. Потом их вывезли в лес и там сильно избили. Мне Осман потом сообщил через адвоката, что его сильно били. Он от этого несколько раз терял  сознание”, — рассказала супруга Арифмеметова.

Из письма Османа Арифмеметова: “… Затем погрузили нас троих в микроавтобус, положив коленями и лбом на пол между сиденьями. Похитители ходили по спинам. Привезли нас в лесистую местность. Меня держали за наручники и били своими ногами по бедрам, голеням и ягодицам. Ударили дубинкой по затылку головы, в результате чего я несколько раз терял сознание”.

По словам Арифмеметова, у него пропала барсетка с вещами.

“В барсетке были дорожный коврик для молитвы, 16050 рублей, парфюм, шапка, паспорт гражданина Украины, украинский загранпаспорт. Также сняли с моих рук наручные часы, и пропал мой мобильный телефон”. 

Из Ростова-на-Дону Омана везли в автобусе, держали в наручниках, которыми сковали руки за спиной. Личные вещи активисту так и не вернули.

Обыск

Обыск в доме Арифмеметовых проводили рано утром без присутствия хозяев. Алие с детьми ночевала в тот день у родителей и об обыске узнала от родственницы по телефону и из соцсетей. 

Алие рассказала, что ее отца и ее брата Османа, которые сразу поехали к дому Арифмеметовых, силовики не пустили даже во двор. Алие попала домой только в 18 часов, когда обыск был закончен. В доме и во дворе было все перевернуто, дверь была срезана болгаркой. 

Алие Нежмединова с детьми после обыска. Автор фото: А. Сурган, Крым.Реалии

“Я увидела ужасную картину — из подвала вытащили все и кинули у порога дома: коляски детские, велосипеды, доски, закатки на зиму —  все, что там было. Дверь входную выбить не смогли и ее вырезали болгаркой вместе с коробкой” — вспоминает женщина.

Позже супруга Арифмеметова узнала, что в их доме нашли две каких-то новых белых книги, запрещенных в России, которых, по ее словам, у них никогда не было. Алие рассказала, что у  других активистов тоже находили эти книги. Женщина уверена, что книги им подкинули. В доме во время обыска также изъяли жесткий диск от компьютера, и пропали ключи от шкафчика с электросчетчиком. 

 

 СИЗО

Османа вместе с другими задержанными в Ростове-на-Дону активистами привезли в управление ФСБ в Симферополе. Там  Арифмеметову дали возможность позвонить супруге и сообщить о задержании. 

“Киевский районный суд” Симферополя заключил активистов под стражу на 2 месяца. После этого меру пресечения неоднократно продлевали, как и в других аналогичных делах. 

О том, что Османа и других активистов снова этапировали в Ростов-на-Дону, родные узнали, когда пытались передать посылки в СИЗО Крыма. 

“Передачи у нас не приняли, сказали, что ребят вывезли”, — рассказала супруга Арифмеметова.  

Осман редко  жалуется родным на здоровье и условия в СИЗО, так как он не хочет лишний раз их волновать. Супруга Арифмеметова  Алие Нежмединова рассказала, что у Османа появились какие-то пятна на теле, ему назначили мазь, которую Алие передала в СИЗО. 

Защитник Арифмеметова адвокат Алексей Ладин сообщил КПГ, что болезнь  удалось купировать только благодаря лекарству, переданному родственниками, так как в медсанчасти СИЗО практически  нет никаких лекарств.

“Мой подзащитный, как и все, кто длительное время содержится в СИЗО имеет  бледный цвет лица — очевидный недостаток витамина Е, скудное питание, тем более, что у него, как у верующего мусульманина, есть определённые строгие ограничения. Давление на него оказывается посредством взысканий — выговоров и карцера. Именно так мы это и расцениваем, так как взыскания были объявлены на ровном месте после того, как он заявил, что религиозные убеждения не позволяют ему снимать брюки в присутствии посторонних”, — рассказал адвокат.

С  12 по 17 октября, по информации адвоката, активист находился в карцере Симферопольского СИЗО №1. 

«На моего подзащитного составили три рапорта: за личные записи, которые нашли при обыске камеры, за межкамерные разговоры, которые якобы он вел с другими заключенными, и за то, что не захотел снимать штаны при обыске после того, как его доставили из управления ФСБ, где проводились следственные действия, обратно в СИЗО», – рассказал адвокат. Алексей Ладин готовит административный иск против  администрации СИЗО.

Крымскотатарский активист и стример,  фигурант “дела крымских мусульман” Арифмеметов Осман Фератович,  28 августа 1985 г. р.,  сейчас содержится в СИЗО Симферополя. Следствие по уголовному делу против него  идет уже семь месяцев. Он находится под стражей с 28 марта 2019 года. Арифмеметова обвиняют в участии в деятельности террористической организации — запрещенной в России и не запрещенной в Украине — религиозной партии «Хизб ут-Тахрир» (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ).  

По информации Крымской правозащитной группы, на данное время по “делу крымских мусульман” лишены свободы  65 человек.  Осуждены и находятся в колониях РФ 15 человек, в отношении 40 человек идут следственные действия, и они содержатся в СИЗО Крыма и Ростовской области. Правозащитники относят это дело к преследованиям по политическим мотивам и религиозному признаку в оккупированном Россией Крыму. 

70 queries in 0,054 seconds.