Бороться с безнаказанностью преступлений против журналистов в Крыму помогут персональные санкции, — Скрипник

Что сегодня происходит с крымской журналистикой? Кто преследует журналистов в Крыму и с чем это связано? Можно ли привлечь к ответственности лиц, преследующих журналистов на полуострове? Эти темы обсудили в студии Радио Крым.Реалии

Руководитель «Крымской правозащитной группы» Ольга Скрипник говорит, что с 2014 года в жизни крымских медиа произошли такие изменения, как:

  • тотальное сворачивание свободы слова и свободы работы журналистов;
  • создание условий, при которых не могут существовать независимые медиа;
  • применение жесткого законодательства России в нарушение международных гуманитарных норм.

По мнению Скрипник, подконтрольные Кремлю и российским властям Крыма СМИ занимаются «пропагандой и разжигают вражду к украинцам, крымским татарам, мусульманам и Украинской православной церкви».

Неоднократно фабриковались дела против журналистов и тех людей, которых мы называем гражданскими журналистами. Они сидят по сфабрикованным делам, и там огромные сроки – от десяти и выше лет
Ольга Скрипник

«Отдельная тенденция – это преследование людей за свободу слова через политически мотивированные уголовные дела. Неоднократно фабриковались дела против журналистов и тех людей, которых мы называем гражданскими журналистами (они освещают обыски, задержания, политические процессы). Возбуждено как минимум 12 уголовных дел против людей, которые занимались журналистской деятельностью. Сейчас они находятся за решеткой. Среди них – Владислав Есипенко и крымскотатарские активисты, которые освещали нарушения прав человека от «Крымской солидарности». Они сидят по сфабрикованным делам, и там огромные сроки – от десяти и выше лет. Именно за то, что люди занимались журналистской деятельностью, – это единственная причина, по которой их преследуют», — подчеркнула Ольга Скрипник.

Внештатный журналист крымского проекта Радіо Свобода Крым.Реалии Владислав Есипенко освещал социальную и экологическую проблематику и был задержан в Крыму сотрудниками ФСБ России 10 марта 2021 года. Его обвинили в сборе информации «в интересах спецслужб Украины» (позднее эти обвинения сняли) и в «хранении и переделке взрывного устройства».

Недавно журналист Есипенко, который находится в СИЗО в Симферополе, написал письмо президенту США Джо Байдену.

Правозащитница Скрипник полагает, что по каждому факту преследования журналистов в Крыму нужно открывать уголовные производства на материковой Украине и пытаться установить людей, причастных к этим правонарушениям. По ее словам, прокуратура АР Крым и Севастополя и украинская полиция быстро реагируют на заявления правозащитников.

Более того, в «Крымской правозащитной группе» считают, что бороться с безнаказанностью преступлений против журналистов можно с помощью персональных санкций. Правозащитники устанавливают личности сотрудников ФСБ, прокуроров и судей, замеченных в подобных правонарушениях.

– Мы собрали информацию о судьях, которые причастны к преследованию журналистов, и подали их на персональные санкции. Недавно Европейский Союз ввел персональные санкции против восьми новых людей именно по событиям в Крыму.

Мы «возили» в США пакет санкций против судьи Виктора Крапко и фээсбэшника, следователя Виталия Власова. Эти следователь и судья фигурируют как в деле Владислава Есипенко, так и в деле (крымскотатарского политика и активиста – КРНаримана Джеляла. И там, и там судья брал журналистов под стражу, а следователь Власов «принимал» людей после пыток и оформлял их показания. Персональные санкции остаются одним из эффективных и видимых механизмов, которые можно использовать на международном уровне против тех, кто в Крыму и России преследует журналистов.

77 queries in 0,184 seconds.