Ru En Ua

19.04.2018

В СИЗО Симферополя в апреле 4 человека умерли неестественной смертью

Фото сайта ФСИН

В апреле 2018 года, по данным КПГ, в СИЗО-1 Симферополя, контролируемом оккупационными властями РФ, умерло неестественной смертью по меньшей мере четыре человека, двое из них — крымские татары.

КПГ располагает информацией, что, предположительно, 6 апреля найдены повешенными: Сервер Билялов, 69 лет, и Олег Гончаров, 46 лет.

12 апреля в штрафном изоляторе (карцере) найден повешенным 23-летний Дмитрий Шапошник.

13 апреля в камере номер 8, куда помещают вновь прибывших, в так называемом карантине, с перерезанным горлом найден 39-летний Ислам Искеров, доставленный  в СИЗО Симферополя из Джанкоя.

Эти данные подтвердили несколько независимых друг от друга источников.

Крымская правозащитная группа не располагает достоверными данными о том, что именно послужило причиной смерти этих людей. Одна из версий — самоубийства через повешение Сервера Билялова, Олега Гончарова и Дмитрия Шапошника  и самовскрытия горла Исламом Искеровым. Но версии о самоубийстве можно считать и малоубедительными по нескольким причинам. По имеющимся у КПГ сведениям, Сервер Билялов в ближайшее время рассчитывал по вновь открывшимся обстоятельствам на прекращение уголовного преследования и освобождение от наказания.

Дмитрий Шапошник был “найден” повешенным в карцере (ШИЗО). Однако это место, куда помещают людей после тщательного личного досмотра, и заключенный находится там один под постоянным надзором.

Не ясно, что могло побудить перерезать себе горло Ислама Искерова, обвиненного в краже по ст. 158, ч.1 УК РФ, максимальное наказание по которой — два года лишения свободы, а минимальное — штраф до восьми тысяч рублей.

Информация об этих происшествиях отсутствует на официальных сайтах Следственного Комитета РФ, Прокуратуры РФ, ФСИН РФ.

Эксперты КПГ подчеркивают, что по международным стандартам, оккупирующая держава несет ответственность за жизнь гражданских лиц, находящихся под её покровительством.

Согласно решениям ЕСПЧ, государство несет ответственность за любое лицо, содержащееся под арестом, поскольку оно полностью находится в её власти.

Значит, администрация СИЗО и руководство УФСИН в Крыму несут ответственность за эти смерти. Бремя доказывания того, что было предпринято всё возможное для сохранения жизни заключенных, а в СИЗО не способствовали их смертям, лежит на начальнике СИЗО-1, российском полковнике внутренней службы Бережном Сергее Владимировиче и его непосредственном руководителе — начальнике Управления Федеральной службы исполнения наказаний в Крыму российском генерал-майоре внутренней службы Булгакове Вадиме Викторовиче.

Отсутствие реакции со стороны Следственного Комитета РФ и Прокуратуры РФ на угрозу жизни людей в местах лишения свободы показывает не только нежелание России соблюдать международные стандарты, но и неспособность российских оккупационных властей гарантировать находящимся под её покровительством и надзором людям право на жизнь и уважения человеческого достоинства.