Ru En Ua

18.12.2017

Задержанный в Крыму Бекир Дегерменджи первый день в реанимации был без сознания, но в наручниках

У Бекира Дегерменджи хроническая астма. Из-за пребывания в СИЗО болезнь обострилась.

В судии Громадського Радио – представитель Крымской правозащитной группы Александр Седов.

Виктория Ермолаева: Бекира Дегерменджи обвинили в том, что он якобы вымогал у кого-то деньги.

Александр Седов: Да. Я бы хотел начать с истории всей его семьи. Первым был задержан его сын – Мустафа Дегерменджи. Это было еще в 2015 году. Его задержали за то, что он участвовал в массовом мероприятии 26 февраля 2014 года, то есть еще до фактической оккупации, распространения юрисдикции России на Крым, то есть его обвиняют в действиях, когда Крым фактически находился под контролем Украины. Мустафу Дегерменджи продержали более двух лет в СИЗО.  Только в апреле этого года его выпустили. Сейчас он находится под домашним арестом, который является таким же лишением свободы, поскольку ему запрещено даже покидать дом. Он не может выйти, помочь семье, устроиться на работу. В этой обстановке задерживают его отца по обвинению в вымогательствах, хотя никаких доказательств вымогательств не было предоставлено. Это с учетом того, что его состояние здоровья вообще не позволяет ему находиться в местах лишения свободы. Он болеет астмой. После месяца нахождения в СИЗО болезнь обострилась. Сейчас он находится в больнице, в реанимации, пытаются хотя бы сохранить жизнь. Необходимо срочно пересматривать его меру пресечения, менять ее даже не на домашний арест, потому что ему нужно находиться в больнице. Максимум это должна быть подписка о невыезде.

Виктория Ермолаева: Стоит напомнить, что при задержании Бекира Дегерменджи погибла ветеран крымскотатарского национального движения Веджие Кашка.

Александр Седов: Задержали достаточно пожилых людей. У еще одного фигуранта этого дела Асана Чепуха был микроинсульт уже после лишения свободы.  Так называемые «вымогатели» — это три пожилых человека и женщина, которая погибла в результате действий так называемых «правоохранительных органов», у нее просто не выдержало сердце.

Виктория Ермолаева: Бекиру Дегерменджи не разрешили взять ингалятор в суд?

Александр Седов: Да, несмотря на то, что  было видно его плохое состояние здоровья. Ему не разрешили пользоваться ингалятором. Когда его доставили в больницу, по словам родственников, с него так и не сняли наручники. В первый день он находился в наручниках, но при этом  без сознания. В данном случае это выглядит как издевательство над людьми, это можно расценивать как пытки. 32 статья Женевской конвенции рассматривает это как военное преступление.

Виктория Ермолаева: Все-таки ему начали оказывать помощь?

Александр Седов: Они дождались, когда состояние дошло до критического. Стоял вопрос о сохранении его жизни. Сейчас адвокат подал заявление в Европейский суд по правам человека об ускоренном рассмотрении процедуры. Это позволяет рассматривать заявление не несколько лет, а в течение 2 – 3 месяцев.

По моему мнению, в данном случае нужно воздействовать на власти РФ не только требованием Украины, а и требованием непосредственно  Генассамблеи ООН, которая будет собираться 19 декабря и рассматривать вопрос о нарушениях прав человека в Крыму. Я думаю, стоит поднять вопрос о том, что вследствие политических преследований в Крыму  люди умирают и находятся в больнице на грани жизни и смерти.

Виктория Ермолаева: На данный момент Бекир Дегерменджи находится в медикаментозном сне. Что это значит?

Александр Седов: Насколько я знаю, что при астме человеку нельзя нервничать. Я думаю, что это сделано для того, чтобы максимально упокоить его.

В палату к Бекиру Дегерменджи не пускают родственников и адвоката.