Ru En Ua

12.04.2018

Владимир Балух голодовкой привлекает внимание мирового сообщества к вопиющим нарушениям прав человека в Крыму

Владимир Чекрыгин — заместитель главы правления Крымской правозащитной группы  в эфире UATV  о голодовке украинского крымского активиста Владимира Балуха и продление ареста фигурантам симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир».

— Как сейчас себя чувствует Владимир Балух?

— К сожалению, возможность общаться с ним есть только у адвоката. 2 апреля в качестве общественного защитника к нему был допущен архиепископ Климент, но пока ему не удалось посетить Владимира в СИЗО. Гражданскую жену Владимира не допускают к нему, так как официально она не является родственником. Мать чувствует себя очень плохо и не может навещать сына. Тем более, что допуск в СИЗО получить сложно, и периодически даже адвокат не может туда попасть, ему отказывали во встрече с подзащитным из-за якобы больших очередей и отсутствия места для свидания.

— Допускают ли медиков к Балуху?

— Украина требует допуска медиков и, желательно, украинских. Но российская сторона пока что никак на это не реагирует. О том, что в СИЗО может быть оказана какая-либо квалифицированная помощь, речи быть не может.

— Получил ли Владимир Балух письмо от украинских депутатов с обращением прекратить голодовку?

— Адвокат передаст это письмо в суде. Но Владимир занял очень принципиальную позицию, он стойкий человек, и мы боимся, что он будет идти до конца.

— Можно ли повлиять на ситуацию на уровне омбудсменов или дипломатической защиты?

— Госпожа Денисова направляла Москальковой соответствующий запрос, но никакой реакции на это не последовало. Такие шаги предпринимать необходимо, и чем чаще, тем лучше, но у нас мало надежды, что Россия адекватно ответит на них.

— Насколько такая форма протеста как голодовка может повлиять на требования заключенного в российской тюрьме?

— Если говорить о рассмотрении дела Владимира в суде, то, скорее всего, никакого влияния не окажет, российская Фемида равнодушна к таким формам протеста.  Речь о другом — Владимир фактически приносит себя в жертву, своей голодовкой он держит тему Крыма на повестке дня, привлекает внимание мирового сообщества к вопиющим нарушениям прав человека.

— Есть ли надежда, что после встречи «нормандской четверки» в мае Германия поддержит Украину в вопросе освобождения наших политзаключенных?

— Германия занимает активную позицию в этом вопросе, проводит встречи и переговоры, но пока, как мы видим, результатов нет. Прецедент с Умеровым и Чийгозом показал, что международные попытки в этом направлении должны продолжаться, и возможно, какой-то механизм решения вопроса будет найден. Это могут быть как двусторонние переговоры с Россией отдельных стран, имеющих с ней общие интересы, так и создание международной платформы, подобно минскому формату для Донбасса. Возможно, имеет смысл создание такой площадки для решения гуманитарных вопросов — освобождение заключенных, условия их содержания под стражей, допуск к ним медиков и адвокатов.

— Почему были продлены сроки пяти задержанным по делу Хизб ут-Тахрир?

— Рассмотрения дела по сути еще не было, идет следствие и им формально продлевают сроки содержания под стражей. Дела будут рассматриваться в Ростове, в специализированном суде в закрытом режиме, так как речь идет о террористических статьях. В Крыму рассматривается только продление ареста. Свидание с семьями организовать очень сложно, только иногда в режиме видеоконференции. Соответственно,  о состоянии здоровья задержанных может сообщить только адвокат. В ужасных условиях СИЗО здоровье может только ухудшиться.

— Какова сейчас обстановка на полуострове,  после проведения «законных выборов»?

— Репрессии продолжаются, мы видим с каждым годом только ухудшение ситуации.