Условия отбывания наказания для части крымских политзаключенных станут еще хуже

Владимирский централ, фото wikimedia.org

Президент РФ Владимир Путин 27 декабря подписал пакет из трех законов, который ужесточает условия содержания для осужденных по “экстремистским” и “террористическим” статьям.

Первый закон вносит изменения в статьи 58 и 72 УК РФ. В частности, теперь осужденные по статьям 205.2 (публичные призывы к терроризму, его публичное оправдание или пропаганда) часть наказания могут отбывать в тюрьме. Ранее на эту категорию осужденных такая норма не распространялась и они могли отбывать наказание в исправительных колониях.
Кроме того, мужчины, осужденные по статье 205.5 (организация деятельности террористической организации или участие в ней), после вынесения приговора должны будут провести в тюрьме не менее одного года, независимо от того, сколько времени они провели в СИЗО.

Второй закон пакета корректирует статьи 74 и 130 УИК РФ с учетом изменений, введенных первым законом. Эти нормы также распространяются и на заключенных, осужденных по ряду других статей.

Система учреждений в России, исполняющих наказание в виде лишения свободы, включает в себя колонии-поселения, воспитательные колонии, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии общего, строгого или особого режима и тюрьмы, в отдельных случаях следственные изоляторы. Условия отбывания наказания в тюрьмах суровее, чем в исправительных колониях. Например, те, кто отбывает срок в тюрьме, не могут передвигаться по территории исправительного учреждения без конвоя, такие люди практически не привлекаются к работам. В соответствии с ч. 7 ст. 74 УИК РФ в тюрьмах содержатся:

Осуждённые за особо опасный рецидив преступления;
Осуждённые к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений;
Осуждённые, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания (режима), переведённые из исправительных колоний.

Всего в структуре ФСИН РФ на данный момент действует 8 тюрем. На территории Крыма таких учреждений нет, а, значит, людей будут вывозить из Крыма в РФ.

На сегодняшний день в СИЗО содержатся 25 крымчан — фигурантов “дела Хизб ут-Тахрир”, обвиняемых по ст. 205.5 и 205.2. Если им вынесут приговоры по этим статьям, то отбывать как минимум часть наказания они могут отбывать уже в тюрьмах.

Содержание украинских политзаключенных в тюрьмах вместе с особо опасными преступниками может представлять серьезную опасность для их жизни и здоровья.

Третий закон вносит изменения в статьи 73 (места отбывания лишения свободы) и 81 УИК (отбывание осужденными к лишению свободы всего срока наказания в одном исправительном учреждении).

Часть 4 статьи 73 устанавливает категории осужденных, которые должны отбывать сроки не в своем регионе, а «в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы». В список таких заключенных в числе прочих добавили людей, осужденных по статьям 205-206, 208-211, а также по статьям 281, 282.1 (организация экстремистского сообщества или участие в нем), 282.2 (организация деятельности экстремистской организации или участие в ней).

В эту категорию могут войти украинские политзаключенные, которых преследуют по “делу украинских диверсантов”, “делу свидетелей Иеговы”. Также в этот список могут попасть те, кого преследуют за участие в крымскотатарском батальоне или Меджлисе крымскотатарского народа, который в РФ признали экстремистской организацией.

Действие новых законов может быть применено к крымчанам, которые получат приговоры по указанным статьям после 28 декабря 2018, когда вступил в силу новый пакет изменений.

Сейчас по этим уголовным статьям в Крыму обвиняется минимум шесть граждан Украины:
1 человек по “делу Свидетелей Иеговы” (ст. 282.2 УК РФ)
3 человека по “делу украинских диверсантов” (ст. 281 УК РФ)
2 человека по “делу об участии в крымскотатарском батальоне” (ст. 208 УК РФ)

Перемещение заключенных в колонии, находящиеся вдали от родного дома, нарушает Европейскую конвенцию по правам человека, т.к. практически разрываются связи с семьёй, существенно ограничивается возможность для членов семьи навещать их и передавать необходимые продукты и вещи. Кроме того, перемещение жителей оккупированных территорий на территорию оккупирующей державы является нарушением ст. 49 Женевской конвенции от 1949 года «О защите гражданского населения во время войны».