Астролог о коронавирусе – это не журналистика»: правозащитники об освещении темы COVID-19 в Крыму

Российские и местные СМИ в аннексированном Крыму недоговаривают о коронавирусе, – к такому выводу пришла Крымская правозащитная группа, проведя мониторинг 15-ти новостных сайтов. По мнению правозащитников, информационные ресурсы не дают крымчанам полной информации о коронавирусе, а альтернативные точки зрения в таких материалах не представлены.

О том, что не так с освещением темы COVID-19 в Крыму и какой информации не хватает жителям полуострова, в эфире Радио Крым.Реалии ведущая Катерина Некречая говорит с экспертом Крымской правозащитной группы Ириной Седовой, основательницей крымской радиостанции Canli Radio Наджие Феми и аналитиком украинского Института массовой информации Алексеем Братущаком.

– Ирина, как именно Крымская правозащитная группа пришла к выводу, что с освещением эпидемии коронавируса на полуострове есть проблемы?

Седова: Мы ежедневно мониторим ситуацию в информационном поле Крыма относительно коронавируса: составляем сводки о количестве заболевших, пытаемся проверять эту информацию. Когда мы только начали, стало ясно, что, по сути, единственный источник о коронавирусе в Крыму – это оккупационные власти. При этом местные журналисты не проявляли инициативу, и нам приходилось собирать информацию по крупицам, опрашивая крымчан. Из медиа добыть альтернативные данные было невозможно. Если в группах соцсетей люди еще делятся информацией о ситуации в обсерваторах, впечатлениями о пересечении админграницы, то в популярных крымских СМИ всего этого нет. Мы решили упорядочить все это: взяли по одной неделе из апреля, мая и июня и проанализировали все новости по теме коронавируса.

Ирина Седова

– И что же вы заметили?

Седова: Получилась очень пугающая статистика. Подтвердились наши опасения, что люди действительно не могут получить из медиа полную информацию об этой опасной для жизни болезни. Канал «Крым 24», «Московский комсомолец», «РИА Новости» постоянно публикуют что-то о коронавирусе, и львиная доля – сухие цифры, которые дает оккупационное правительство.

 

Неизвестно, насколько они соответствуют действительности. При этом СМИ все равно пытаются преподнести все в положительном ключе. Например, новость о новых заболевших может иметь заголовок: «В Крыму выздоровело 258 человек». О том, что кто-то умер, написано в самом конце заметки. Словом, если читать только эти крымские медиа, складывается впечатление, что коронавирус – не такая уж и большая проблема. Они пишут об открытии курортного сезона, о смягчении санитарных требований для отелей, об увеличении количества рейсов из Москвы. В то же время и так называемый глава Крыма Сергей Аксенов, и нередко сами журналисты от своего имени утверждают, что в появлении коронавируса в Крыму виноваты украинцы. То есть даже пандемию использовали, для того чтобы разжигать ненависть к украинцам.

– Как, по-вашему, профессиональный журналист должен обращаться с подобными цитатами политиков?

Седова: Или вообще не цитировать, или цитировать с оговоркой, что статистика говорит не в пользу такой версии. Коронавирус распространяется во многих странах, и выделять какую-то одну национальность совершенно неправильно. Это точно не журналистика. Тут есть еще одна проблема, в которой виноваты не столько журналисты, сколько российские власти. Когда началась пандемия, Госдума усилила ответственность за распространение неправдивых сведений. То есть если кто-то сделает критический, разгромный материал о том, что в Крыму не хватает тестов, плохие условия в больницах, недостаточно оборудования, то власти могут объявить эту статью недостоверной и привлечь автора не только к административной, но еще и к уголовной ответственности. В общем, если одни сотрудники СМИ заангажированы, то другие запуганы таким законодательством… Единственная, кто мог позволить себе какую-то критику, это так называемая министр социальной политики Крыма Елена Романовская: она говорила, что там не справились, там недоработали. Журналисты просто ее цитировали, но чтобы поехать на место и узнать, кто не справился и недоработал – такого они не делали.

– Наджие, вы как крымчанка и основательница радиостанции – как можете оценить освещение тем, связанных с коронавирусом, российскими СМИ?

Феми: Я вижу, что есть огромный информационный вакуум касательно ситуации на административной границе в связи с карантинными мерами. Случаи бывают разные: у кого-то есть российский пакет документов, у кого-то нет и так далее. В Фейсбуке люди создают группы, где описывают свой опыт, туда также постят перевозчики – рассказывают о текущей ситуации. К сожалению, этот вакуум заполняется не за счет профессиональной работы журналистов, которые бы могли брать информацию у компетентных органов, освещать частные случаи – все остается на уровне домыслов. Самые главные консультанты по этим вопросам – перевозчики, которые ежедневно работают на админгранице.

– Как сами крымчане ведут себя перед лицом продолжающейся эпидемии?

Феми: Многие по-прежнему ведут себя безответственно в плане соблюдения социальной дистанции и масочного режима. Проводятся массовые мероприятия, тем временем статистика не уменьшается, количество заражений не уменьшается, а люди не обращают на это внимания. Может, они устали от негатива, но задача журналистов – возвращать людей в мир фактов. Мы своей маленькой командой организовали производство небольших анимационных роликов, где в юмористической форме призываем не терять бдительность, поскольку коронавирус никуда не ушел.

– Спасибо. Алексей, вы тоже делали мониторинг крымских СМИ на тему COVID-19. Какой период вы изучали?

Братущак: На самом деле мониторинги у нас проходят периодически. Последний был две недели назад, но не только по коронавирусу, а вообще по материалам о Крыме в российских СМИ. Мы заметили тенденцию, что тема COVID-19 пошла на спад – она оказалась лишь четвертой по количеству новостей. Первый мониторинг именно по коронавирусу мы проводили в апреле, когда в Крыму начали появляться первые зараженные. Мы сразу увидели, что информация подавалась, скажем так, в выгодном власти ключе. Каждый день публиковали сообщения о количестве больных, но при этом из более чем 200 новостей за три дня мониторинга лишь две касались именно проведения тестов на коронавирус. Первая – о том, что где-то должна открыться очередная лаборатория. Потом мы заметили, что ее открытие несколько раз переносили. Вторая – заявление Аксенова, что он каждый день проводит тесты и призывает своих подчиненных делать то же самое. При этом не было информации, где сами крымчане могут сдать анализы.

Алексей Братущак

Алексей Братущак

– Спасибо. Ирина, как в последнее время в Крыму изменилось освещение темы коронавируса?

Седова: Я не видела активной пропаганды о соблюдении социальной дистанции, ношении масок и так далее. Поначалу это было популярным, когда все напугались, и в марте-апреле на подобные темы еще говорили. Когда начался курортный сезон и оккупационные власти стали делать заявления, что надо зарабатывать деньги, то и журналисты перестали писать о мерах безопасности. А если люди не обладают критическим мышлением, не ищут альтернативную информацию, им проще поверить в то, что пишут медиа… Например, есть материал «Названы самые опасные дни 2020 года» с астрологом в качестве эксперта – и это в контексте коронавируса. Получается, что непрофессиональные журналисты берут цитаты у человека, не имеющего никакого отношения к пандемии. Астролог назвал опасные дни, просто потому что ему так захотелось, и из этого сделали отдельную новость, там нет других цитат. Это не просто верх непрофессионализма – это больше похоже на насмешку над читателем. Пандемия – серьезная угроза для жизни и здоровья, а новости делают как минимум поверхностные… В итоге некоторые вообще не верят в то, что коронавирус существует. К сожалению, такой скептицизм есть не только в Крыму, но и на материковой части Украины.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

68 queries in 0,051 seconds.