Ru En Ua

09.02.2019

Международный уголовный суд может начать рассматривать дела по Крыму и Донбассу, — Ольга Скрипник

Ольга Скрипник, руководитель  Крымской правозащитной группы в своём интервью каналу Ukrlife.TV рассказала о ситуации в оккупированном Крыму, политических преследованиях украинских активистов и всех инакомыслящих, успехах и трудностях правозащитной деятельности на оккупированных территориях, а также о качестве работы украинских КПВВ.

Наша основная задача – ежедневный мониторинг ситуации в Крыму. Итоги 2018 года. 

2018 год — еще один год оккупации, с нарушениями прав человека, с резонансными событиями, которые в конце года вывели тему Крыма в топ международных тем – это захват 24 украинских военных. Согласно международному праву они являются военнопленными, но РФ и здесь игнорирует международные нормы, и  сейчас моряки находятся в Лефортово.

Для крымчан это был еще один тяжелый год. Было открыто 44 новых политически мотивированных уголовных дела.  По этим делам 37 человек были лишены свободы, из них 24 человека это украинские военные, и 13 человек – гражданские люди, которые не связаны с военной службой. Максимальный срок, который был вынесен – 17 лет лишения свободы по делу крымских мусульман. Их обвиняют в участии в запрещенной в России организации «Хизб ут-тахрир», а также в террористической деятельности. Никаких доказательств при этом не было предоставлено, как всегда, это тайные свидетели, которыми нередко оказываются сотрудники ФСБ. Всего в рамках этого дела 29 человек лишены свободы.

По делам, связанным с поиском «диверсантов» сейчас за решеткой 13 человек. Евгению Панову, обвиняемому в подготовке диверсии, вынесен приговор 8 лет лишения свободы, сейчас он этапирован в  Омск, и будет отбывать срок там.

Продолжаются в Крыму военные преступления. Массовый призыв украинских граждан в армию РФ в 2018 году составил 5 800 человек. Эта цифра увеличивается с каждым годом.

На мой взгляд, результатом такой милитаризации населения, и, в частности, детей, стала керченская трагедия в колледже. Россия это квалифицировала как «массовое убийство», все было списано на одного человека. Возникает аналогия с трагедией в Беслане и с теми терактами в России, за которыми стоял Путин и ФСБ. В любом случае это ответственность РФ, так как в Крыму насаживается культ  оружия, насилия и войны.

Еще одна трагедия – массовые выбросы химикатов в Армянске на заводе «Титан». Мы не знаем точного количества пострадавших людей, так как РФ скрывает эту информацию. Мы собирали сведения по соцсетям. Украина со своей стороны предложила медицинскую помощь на пунктах пропуска, мобильные пункты стояли не так долго, но люди туда обращались. Украинской стороной была передана в ООН соответствующая информация с целью фиксации происходящего в Армянске.

Впервые были зафиксированы уголовные преследования свидетелей Иеговы, раньше это преследования осуществлялось только в административном порядке. Было заведено уголовное дело против одного из крымчан, в Джанкое прошли обыски во многих квартирах по подозрению в причастности к этой организации. Эта организация в РФ также признана экстремистской.

После керченской трагедии в Крыму поменялся начальник ФСБ. До этого был Палагин, который имел опыт службы в Башкирии, и с ним мы связываем практику преследования мусульман, поскольку такие же операции он проводил на своей предыдущей должности. Сейчас в конце года пришел новый человек, Михайлюк. Возможно, в связи с его приходом поменяется и практика преследований, появятся новые уязвимые группы.

Одно из последних громких дел – задержание активиста Эдема Бекирова, который является инвалидом с ампутированной ногой. Его поместили в СИЗО, где нет нормальной медицинской помощи. При этом формально есть все основания оставить под домашним арестом. У Бекирова произошло серьезное ухудшение здоровья, дочь всерьез опасается за его жизнь.

Владимиру Балуху в 2018 году вынесли два приговора, один за якобы хранимые патроны, другой – за нападение на сотрудника СИЗО. Сейчас он отбывает срок в Керченской колонии. В январе 2019 рассматривалось ходатайство об условно-досрочном освобождении, но суд решил, что «колония не достаточно изучила личность Балуха, чтобы принять решение об досрочном освобождении».

У Владимира Балуха 8 февраля день рождения, а также в этот день родился и Роман Сущенко, который также осужден в РФ. Наша организация вместе с  другими активистами выйдет на Майдан, чтобы поддержать и поздравить их.

2018 год не имел прогресса в переговорах по освобождению наших политзаключенных. Возможно, ситуация изменится после выборов президента в Украине.

Что известно про Олега Сенцова.

Олег Сенцов голодовкой очень сильно подорвал здоровье. По словам медиков и его семьи это, к сожалению, безвозвратный процесс, полностью здоровье не восстановится. Несмотря на то, что к голодовке присоединялись и другие наши заключенные, а вопрос вышел на первые места в международных переговорах, это не дало результата.

О международном давлении на Россию и помощь Украине в освобождении заложников.

В 2018 году было принято довольно много международных документов, в которых была заложена правовая база для того, чтобы не произошло снятие санкций как минимум, в 2019 году. Крымская декларация четка закрепила позицию США в этом вопросе. Были решения Европейского союза по поводу продолжения санкций, в том числе и персональных. В Европе начался процесс по созданию единого списка, по аналогии со  списком Магнитского, против российских чиновников. Он включает имена тех, кто грубо нарушает права человека в Крыму. Генеральная Ассамблея приняла новую Резолюцию, связанную с Крымом, и была отдельная Резолюция по ситуации в Черном и Азовском морях. Таким образом, заложен фундамент для дальнейших взаимоотношений с Россией.

В конце 2018 года был опубликован предварительный отчет Прокурора Международного уголовного суда относительно военных преступлений на Донбасе, Майдане и в Крыму. В прошлом году наша организация совместно с Украинским хельсинским союзом по правам человека и Прокуратурой АРК подали в МУС уведомление о призыве в армию на территории Крыма. Есть шанс, что расследование будет начато, и те высших должностных лиц, которые причастны к оккупации, пыткам, военному призыву и депортации украинских граждан из Крыма, будут привлечены к ответственности на международном уровне. Нужно бороться и ни в коем случае не опускать руки ни Украине, ни родственникам наших граждан, ни правозащитным организациям, и искать рычаги давления на РФ дальше.

Сегодня нет отдельной международной площадки для решения вопросов, связанных с  Крымом. Мы используем те площадки, которые существуют – Совет Европы, ООН, включая и Совет Безопасности, несмотря на право вето РФ. Есть попытки создать и альтернативные форматы. Украинские общественные организации обращались к Европейскому Союзу с рекомендациями создать специальные площадки на базе ЕС, чтобы вести переговоры по Крыму.

Тем не менее, процесс идет. Мониторинговая миссия ООН третий год подряд будет выпускать специальный доклад по Крыму, на уровне Верховного комиссара вопрос по правам человека в Крыму рассматривается.

Сейчас Россией блокируется доступ международным организациям на территорию Крыма. Там сейчас работают только такие организации как наша. Миссия ООН работает дистанционно, но Крым входит в ее и ежеквартальный отчет, и в отдельный тематический. Они получают информацию и от жертв репрессий, и от правозащитных организаций, в частности, от нашей.

На данный момент у крымчан нет правовой международной защиты – нет офиса, куда может прийти человек, нет сотрудников ООН или Совета Европы, которые могут предоставить консультацию или защиту.

О благоустройстве КПВВ на  административной границы с Крымом.

КПВВ – отдельная боль нашей организации, мы не только регулярно проводим мониторинг того, что происходит на территории Крыма, но и отслеживаем ситуацию на пунктах пропуска со стороны Украины. На мой взгляд, КПВВ  — показатель того, как Украина относится реально, а не на бумаге к своим людям, оставшимся в оккупации. В 2018 году было принято постановление, и более 100 миллионов гривен выделено на оборудование КПВВ. У нас появилась надежда, что будут оборудованы навесы, туалеты, нормальная пешеходная зона, будет решен вопрос общественного транспорта. Но год закончился, и мы получили информацию от  Министерства инфраструктуры, что непосредственно на эти работы денег не было выделено, и нет возможности повторного бюджетирования в этом году. Мы делали запросы и  выяснили, что даже не был утвержден план этих работ. В ноябре наша организация выезжала на место, мы своими глазами убедились, что ничего сделано не было. Речь идет не только о людях, пересекающих КПВВ, но и о самих пограничниках, их условиях работы. Долгие очереди по ночам связаны с тем, что нет достаточно сотрудников для того, чтобы открыть дополнительные окна. Это один из ключевых вопросов, который нужно решить. Наши граждане, попадающие на свою территорию, должны ощущать хотя бы минимальную защиту. Однако, после прохождения КПВВ для людей начинаются новые сложности, они нерезиденты. Если жители Донбасса могут пользоваться упрощенной административной процедурой для регистрации документов, то для Крыма она отсутствует. Правозащитники продолжают добиваться ее принятия для жителей Крыма.

Не было принято комплексного законодательства, связанного с жертвами конфликтов, на которое мы рассчитывали. Существующие отдельные законы и постановления между собой не соотносятся и часто противоречат друг другу. Возникла проблема с Постановлением 328, о выплате 100 000 грн людям, которые являются политзаключенными в РФ, на территории Донбасса и Крыма. Реально деньги стали выплачивать только в декабре 2018 года. Но не прописаны четкие критерии, кому выплачивать эти деньги. Сейчас в Постановлении речь идет о людях, пострадавших за свою гражданскую и политическую деятельность. Но в тоже время есть люди, которые просто стали заложниками ситуации, и на них были заведены дела в ФСБ. К сожалению, Министерство оккупированных территорий отказалось  сотрудничать с правозащитными организациями для того, чтобы прописать порядок. Мы направили в Министерство все свои предложения, но они пока проигнорированы. В ближайшее время в Комитете по правам человека будет рассматриваться отчет по выплатам, и Министерство ходатайствовало о закрытом режиме слушания. Хотя речь идет о распределении бюджетных средств и это противоречит нашему законодательству. Мы предлагали совместно прописать и механизм защиты персональных данных в этом случае, и общественного контроля. Общественность должна знать, насколько прозрачно выделяются эти средства. Это один из моментов, который поможет восстановить доверие к государству. Пока же первый заместитель министра по оккупированным территориям Юсуф Куркчи решил проводить заседания в закрытом режиме не только для  журналистов, но и для правозащитных организаций, несмотря на то, что именно правозащитники работают на оккупированных территориях и помогают собирать информацию. Мы также помогаем родственникам политзаключенных выезжать сюда, открывать счета. Но вот права на информацию не имеем.