Ru En Ua

18.07.2018

Мать Евгения Панова после свидания в СИЗО рассказала о проблемах со здоровьем сына

Вера Котелянец возле «Верховного суда» Крыма. Фото Михаила Батрака

Вере Котелянец, которая часто приезжает в Крым из Энергодара Запорожской области для поддержки сына на судебных заседаниях, удалось его увидеть 10 июля 2018 года, накануне оглашения ему приговора.

По информации матери, у Евгения серьезные проблемы с зубами и деснами в результате применяемых к нему после задержания пыток — ударов электрическим током.

«Он никогда ни на что не жалуется, терпит, даже если болит. Начинает говорить, когда уже сил нет терпеть. В этот раз сказал, что есть проблемы с деснами. Зубы, черные после тока, болят и обламываются. Медиков там нет, и лекарств никто не дает. А если начнешь сильно требовать – посадят в «одиночку». Но на зубы жалуются многие, и иногда, когда набирается определенное количество больных, привозят из города стоматолога, который просто вырывает больные зубы», — рассказала женщина Крымской правозащитной группе.

Вера Котелянец также сообщила, что в СИЗО сложно передавать лекарства. «Нужно предварительно найти аптеку, в которой выдают сертификаты на лекарства, причем ждать их нужно от трех дней до недели. Список болеутоляющих препаратов ограничен, сильнодействующие лекарства передавать нельзя, — говорит Вера Котелянец, — В последний раз передавала Жене и активированный уголь, потому что вовремя не привезли воду, и им пришлось несколько дней пить грязную воду из-под крана. Еще у него сильно болят суставы. Но в основном он не жалуется, больше переживает, как мы живем, где берем деньги на поездки и передачи».

Свидание узников с родственниками в СИЗО Симферополя происходит через мутное двойное стекло с железной арматурой между стеклами, общение обеспечивают старые телефонные трубки, через которые плохо слышно.

«Когда я приезжаю на свидание, возле нас всегда стоит охранник и ничего лишнего сказать нельзя. Даже приспособились условными знаками передавать то, что нельзя произносить вслух», — поясняет Вера Котелянец.

«В этот раз на свидание дали 2 часа, самое длинное свидание за все время, разрешение на свидание с открытой датой пришло на мой почтовый адрес, я собралась за один день», — вспоминает мать Панова.  

Также Вера Котелянец сообщила КПГ, что обычно судебные заседания проходили в закрытом режиме, но 13 июля ее пустили в зал суда на оглашение приговора, и она вместе с крымскими активистами смогла выразить сыну свою поддержку.

«13 июля в зал сначала запустили телевизионщиков канала «Россия», затем зашли мы — я и еще 7 человек местных активистов. Нам указали, где мы должны находиться, но мы испортили всю картину съемок. Зайдя в зал, стали приветствовать Женю, кричать «Слава патриотам!», «Женя, мы тебя любим!». Я кричала: «Женя, мы вытащим тебя оттуда!». Нас усадили посередине, а половину зала для массовки засадили людьми, очевидно, собранными в здании суда. Я привезла Жене вышиванку, и он был в ней. Держался хорошо, ему было очень приятно, что мы пришли. При выходе мы тоже кричали украинские лозунги и слова поддержки на украинском языке. Но дома, я не нашла нигде на российских каналах ничего об этом. Только на «Anna-News» вышла новость об оглашении приговора «главарю крымских диверсантов полковнику Панову».

«Я очень благодарна местным жителям, особенно крымским татарам, которые поддерживают Женю и меня», — рассказала Вера.

Напомним, «Верховный суд» Крыма 13 июля 2018 года приговорил гражданина Украины Евгения Панова, обвиняемого российскими спецслужбами в подготовке диверсий на полуострове, к 8 годам колонии строгого режима. ФСБ РФ обвинило  Евгения Панова в «приготовлении диверсии в Крыму в составе диверсионной группы». Кроме того, украинца обвинили и «в контрабанде боеприпасов через таможенную границу Таможенного союза» (ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 281, ч. 3 ст. 30 и   ч. 3 ст. 226.1, ч. 3 ст. 222 УК РФ).

В деле Евгения Панова были зафиксированы пытки, психологическое давление, фальсификация доказательств, препятствование работе адвокатов, нарушение права на справедливый суд. Евгений Панов, как другие граждане Украины, которые стали фигурантами дел о «диверсантах», по мнению правозащитников, являются жертвами политически мотивированного уголовного преследования.

Украинские правозащитники опубликовали открытое обращение правительствам стран Европейского Союза, Швейцарии, Норвегии, Черногории, Исландии, Албании, Лихтенштейна, США, Канады, Австралии и Японии, в котором призвали задействовать все возможные политические и дипломатические механизмы для освобождения Евгения Панова, а также ввести персональные санкции в отношении лиц, причастных к преследованию политзаключенного и усилить секторальные санкции против России за грубое систематическое нарушение прав человека и военные преступления в оккупированном ею Крыму.