Ru En Ua

29.03.2018

Жизнь всех мусульман, протестантов и Свидетелей Иеговы в Крыму — под прицелом ФСБ, — Александр Седов

39-летний Александр Седов до оккупации Крыма жил в Керчи и работал морским агентом (оформлял судозаходы в городские порты). В 2013-м его супруга Ирина, журналистка КерчьFM – крупнейшего СМИ города, – стала одним из организаторов местного Евромайдана. Со временем ей посыпались угрозы, на месте митинга в Керчи на активистку дважды напали и пытались избить.

Из-за этого Ирина выехала сразу же после псевдореферендума, Александр – немного позднее, пока их ребенок не закончил обучение в школе.

Жизнь всех мусульман, протестантов и Свидетелей Иеговы в Крыму - под прицелом ФСБ, - Александр Седов из Крымской правозащитной группы 01

«До оккупации я политически не был особо активен, — утверждает Седов. – Сам же факт оккупации я воспринял резко отрицательно. До заявления о проведении «референдума» я не верил, что Россия пойдет на столь самоубийственный шаг».

В Киеве у семьи имелись родственники. Пока переселенцы налаживали быт, Седов помогал Крымской правозащитной группе (КПГ) в написании обзоров, а затем занялся аналитикой. А с начала 2015 года керчанин начал писать ежемесячные аналитические обзоры для упомянутой НПО.

Недавно организация выпустила обзор «Свобода религии и убеждений в Крыму«, где зафиксированы самые значимые нарушения «религиозных» прав человека за 2014-2018 годы. КПГ не раскрывает количество своих представителей в Крыму, хотя заверяет, что собирает информацию от СМИ, мониторов, активистов, адвокатов и из открытых источников.

— У нас это уже 4-й или 5-й тематический обзор. До него был документ по милитаризации Крыма, преследованиям за украинскую идентичность и свободе мирных собраний. Планируется обзор по дискриминации различных этнических групп. Это помимо ежемесячных обзоров.

Эту тему никто не затрагивает. Кроме того, вокруг нее много спекуляций. В основном, внимание уделяется двум объектам – УПЦ КП и мусульманам. Нас же интересовал вопрос, как обстоят дела с другими конфессиями, есть ли у них проблемы. В новостях они практически не упоминаются.

— Каковы общие тенденции и выводы?

-Основной вывод касается целей преследования: давят на всех, кроме представителей Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК) и Таврического муфтията, которые, по сути, контролируются местными властями и Кремлем. Цель этого – избавиться от всех, в том числе религиозных, сообществ, которые не контролируются властями. Используются абсолютно разные методы давления, при этом цель монолитна – вы или должны прекратить свою деятельность, или подчиниться властям.

Мы собрали максимальное количество фактов, сгруппировали их по типам преследований и выяснили, что отдельный тип преследований применяется к отдельной конфессии. Статьи 20.29 и 2.3 КоАП РФ (распространение экстремистских материалов) больше касаются мусульман, а антимиссионерские статьи Яровой 5.26 КоАП РФ преимущественно относятся к протестантам, Свидетелям Иеговы и кришнаитам. Ну и совсем безумные кейсы вроде дела о гимнастах цигун (см. ниже, – А.Г.).

Сама практика применения этих законов говорит о том, что там никто не заморачивается доказать факт совершения преступления. «Преследования за хранение» не существует, есть «хранение с целью массового распространения». Но мусульман преследуют только из-за того, что у них находят одну книгу, не доказывая, что она принадлежит вот этому человеку.

Кроме того, достаточно ли одной книги для массового распространения? Это нонсенс. Тем не менее, одной книги хватает, чтобы присудить человека к штрафу, что дает повод к дальнейшим обыскам.

ДАВИМ И ПРЕСЛЕДУЕМ

— Всем известно, что УПЦ КП с самого начала отказалась перерегистрировать документы. В каком состоянии находится вертикаль этой церкви?

— Во-первых, у УПЦ КП по абсолютно разным причинам отбирают помещения. Несколько церквей у КП находились на территории воинских частей; на некоторые из этих объектов их сейчас не пускают, ссылаясь на режимность территории. И это несмотря на то, что церкви находятся в собственности КП. Ответ таков: «Вы ж заключали договор с МОУ, а тут Министерство обороны России». Разумеется, МО РФ не дает доступ к помещениям.

К тому же некоторые церкви принадлежали частным лицам, крымским бизнесменам. В связи с оккупацией они выехали и закрыли деятельность. Здания теперь использоваться не могут, так как юридически церкви не принадлежат. Во всяком случае, это одна из причин, почему УПЦ КП лишается помещений.

Следующая проблема – отсутствие регистрации. Речь о церквах, которые функционируют благодаря постановлениям Верховного совета Крыма о передаче помещений в безвозмездную долгосрочную аренду (как храм равноапостольных князей Владимира и Ольги в Симферополе).

Сразу после оккупации Константинов вносит изменения в уже принятое постановление и увеличивает сумму аренды до нескольких десятков тысяч рублей в месяц. А это очень большая сумма, которую УПЦ КП в Крыму не в состоянии платить из-за отсутствия статуса юрлица. Да и таких денег попросту нет.

Другая их проблема — необходимость оплаты коммунальных платежей. УПЦ КП не может положить средства на счет для этого, так как она не юрлицо. Потому помещение могут отобрать просто из-за неуплаты.

— Сколько крымских храмов КП «проглотил» Московский патриархат?

— Ни одного. Я беседовал с владыкой Климентом. Официально считается, что храм в Перевальном принадлежит Московскому патриархату, но документов, подтверждающих это, у меня нет. Кроме того, МП отрицает это. И, по информации Климента, службы там не проводятся. В итоге у меня нет подтверждений, что в каком-либо из отобранных храмов в Крыму (в том числе и в воинских частях) проходят службы Московского патриархата.

Впрочем, это не исключено. Если у КП отберут помещения за неуплату или по другим фиктивным причинам, его передадут МП, который будет проводить там службы.

 Угрожает ли кто-то владыке Клименту лично или его имуществу?

— По его словам, да. На него имели место нападения в 2014 году (на дачный дом), собирались возле здания церкви в Перевальном и храма в Симферополе парамилитарные формирования (казаки и «самооборона»). Однако в последние годы активного давления подобного типа нет.

НА ЭФЭСБЭШНОЙ МУШКЕ

— Какие группы внутри протестантов и новых религиозных движений страдают в Крыму больше всего?

— Мы зафиксировали судебное давление на христиан веры евангельской и евангельских христиан-баптистов (ЕХБ). Однако преследуются в равной степени все общины. Эти церкви считаются сектами, которые, не подчиняясь властям, проводят «сектантские», с точки зрения РФ, службы, куда якобы «заманивают людей» (это цитата из местных СМИ). В то же время нарушения со стороны УПЦ МП игнорируются, если это делают протестанты — возмездие моментально.

— Есть ли примеры фарса в этой области?

-Дела почти все высосаны из пальца. Есть несколько решений по Свидетелям Иеговы, которые в своем здании одиночно молились вслух, что было воспринято как миссионерская деятельность (два инцидента в июне 2017 года. – А.Г.). А человек на это организацией уполномочен не был.

Также много преследований, связанных с неправильным оформлением вывесок. Речь о неполном именовании. Первую церковь ЕХБ г. Симферополя оштрафовали на 30 тысяч рублей только за то, что на табличке отсутствовало слово «первая» (26 декабря 2016 года. – А.Г.). Это было расценено как введение верующих в заблуждение. Кроме того, штрафуют за отсутствие вывесок во время ремонта здания (службы также не идут). Обвиняли в том, что в статут религиозной организации не делалась запись о прекращении деятельности в связи с отсутствием вывески.

— Каков нынешний статус Свидетелей Иеговы в Крыму?

— В связи с их запретом это «экстремистская» организация, деятельность которой запрещена. Это схожий с «Джаамат Таблиги» статус.

Свидетелей Иеговы не преследуют, но в любой момент власти могут привлечь к ответственности любого бывшего руководителя или участника этой организации. К примеру, возможный повод  — какая-нибудь встреча Свидетелей Иеговы, которые затрагивали церковные темы. ФСБ об этом заявит, интерпретируя это как создание ячейки экстремистской организации (а это уже, в отличие от «миссионерских» дел, уголовная статья — лишение свободы до 6 лет). Итак, Свидетели Иеговы сейчас на очень серьёзном контроле. Если власти захотят сфабриковать дело против них, проще задачи не придумать. Я не удивлюсь, если их начнут преследовать по тем же «экстремистским» статьям, по каким третируют мусульман.

— Есть ли у оккупационных властей «любимцы» из числа протестантов, которых они не трогают?

— Я думаю, что нет. В отчете мы фиксировали преследования, но не отслеживали организации, которые этого избежали. По «законам Яровой» у нас сейчас 23 дела, а организаций в Крыму порядка 600, протестантских из них больше 100 точно. Потому можно сказать, что кого-то не преследуют, но причины этого различны: кто-то, к примеру, не проводит активную деятельность.

 Вы вскользь упоминали УПЦ МП. Каков режим отношений между ней и оккупационным режимом?

— Почти 100%-я поддержка. Один из примеров — 40-километровый крестный ход из Топловского монастыря в Феодосию (с 1 по 3 ноября 2017 года, – А.Г.). Множество людей шагало по трассе Симферополь-Керчь при поддержке казаков, «самообороны» и сопровождении ДПС. Это чудо в сравнении с тем, что в Симферополе задержали кришнаита за его уличное мероприятие с призывами к здоровому образу жизни (28 апреля 2017 года. – А.Г.).

В Крыму многих обвиняют в незаконной миссионерской деятельности (в том числе тех, кто в начале ноября 2017 года раздавал книги о гимнастике цигун), но даже после принятия «пакета Яровой» МП мог спокойно проводить массовое крещение в море, то есть вне культового объекта (событие имело место 29 июля 2016 года в Евпатории. – А.Г.). Это явная миссионерская деятельность! Никто на это никак не отреагировал.

Также УПЦ МП активно вовлекается в освящение военной техники. Как я уже говорил, УПЦ КП не позволяют проводить свои службы в храмах в воинских частях. Совсем недавно в Крым приезжала группа российских верующих с иконой, и они ее доставили на ракетный крейсер «Москва», где проводилась служба (3 января 2018 года. – А.Г.). Более секретный объект, нежели флагман Черноморского флота, я плохо себе представляю. Но верующим позволили пройтись с иконой по судну, моряки ее массово целовали.

Кроме того, УПЦ МП освящает оружие оккупантов — к примеру, ракетный комплекс C-400 (инцидент имел место 14 января 2017 года, оружие освящал митрополит МП Феодосийский и Керченский Платон; в конце декабря 2016 года священник Феодосийской епархии Виталий Калиновский освятил корабль российских пограничников. – А.Г.).

— Какую линию обороны избрали греко- и римо-католики? И помогло ли им это?

— Греко-католики в Крыму сейчас называются «Католической церковью византийского обряда» из-за четкой ассоциации УГКЦ (до и после оккупации) с прозападной позицией, поддержкой Евромайдана и униатством в целом. Эту конфессию никто не трогает, но и они ни на что не претендуют.

Римо-католики сообщали в СМИ о том, что у них отобрали одну из церквей, но подтверждения я не нашел. Однако в местных СМИ по отношению к ним постоянно используется язык вражды.

Также имел место одиночный пикет настоятеля католического прихода Успения Пресвятой Девы Марии в Симферополе отца Даниила, который вышел на одиночный пикет с плакатом «Католики — не марсиане, а уроженцы Симферополя«. В РФ одиночные пикеты не запрещены, но с середины 2017 года прогрессирует тенденция преследования даже за эти шаги. Вероятно, священника спасло то, что он не критиковал власть.

Хотя, когда 14 октября мусульмане выходили с лозунгами «Мусульмане — тоже люди и не террористы«, власти обвинили их в участии в массовом мероприятии и оштрафовали.

Жизнь всех мусульман, протестантов и Свидетелей Иеговы в Крыму - под прицелом ФСБ, - Александр Седов из Крымской правозащитной группы 02

СТАЯ ТОВАРИЩЕЙ

— Получил ли кто-либо из преследуемых реальные сроки по «религиозным» статьям?

— На данный момент это дела по (исламской партии – А.Г.) Хизб-ут-Тахрир (ХуТ) и «Джаамат Таблиги». Всех их обвиняют в причастности к террористической или экстремистской организациям, но организации-то религиозные (исламские).

Я проверял постановление суда, почему ХуТ включили в список запрещенных экстремистских организаций. Это список из 15 субъектов, чья идеология названа «террористической». Их причастность к террористическим актам (а существование террористической организации предполагает либо их разработку, либо принятие участия в их реализации) не доказана. С «Джаамат Таблиги» совсем все грустно: организацию включили в список экстремистских даже при том, что она прямо заявляет о мирных способах достижения своих целей (как и ХуТ).

Как таковых, религиозных статей в уголовном праве РФ нет, только в административном. Свидетелей Иеговы, к примеру, включили в список экстремистов, и далее их можно преследовать по уголовным статьям. Российским властям ничто не мешает запретить деятельность отдельных протестантских организаций под экстремистским предлогом. Сайентологи у них находятся под тем же контролем: имела место попытка включения их литературы в список «экстремистских материалов» — только пока их судили по «админке».

-Сколько административных дел, а сколько уголовных?

— Уголовных — 29 в отношении граждан Украины, еще одно, по ХуТ, против гражданина другого государства. 23 административных дела проходят по «законам Яровой». Достаточно большое количество (десятки) административных преследований за хранение литературы.

Имеем также до 20 решений «суда» о распространении экстремистских материалов в соцсетях (к примеру, адвоката по профессии Эмиля Курбединова подвергли (26 января 2017 года. – А.Г.) административному аресту за его дооккупационный пост в соцсети с символикой ХуТ).

По ХуТ 4 приговора уже вынесены, 6 дел слушаются в Северо-кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону. 15 человек проходят досудебное расследование (дела некоторых вскоре передадут в суд).

— Почему эти дела слушаются на территории России, а не в самом Крыму?

— У них «террористические» статьи. А их рассматривают не гражданские суды, а военные окружные. Ближайший — в Ростове-на-Дону. В Крыму решаются вопросы лишь о продлении сроков содержания под стражей.

— Как местные духовные управления мусульман реагируют на все эти «суды»?

-ДУМК поддерживает преследования организации ХуТ, поскольку рассматривают ее как исламскую организацию, которая ему не подчиняется (само же ДУМК подчинено Кремлю). Но ситуация более сложная. Аблаев общается с Аксеновым и поддерживает его, но не полностью.

В 2016 году ФСБ и Центр по противодействию экстремизму начали проводить массовые обыски. Этим структурам показалось удобным использовать для этого обязательный для мусульман пятничный намаз. Они задерживали посетителей мечетей, проверяли документы, брали отпечатки пальцев и пробы ДНК. Так происходило не менее трех раз, пока ДУМК не заявил «властям»: «Вы своими действиями добьетесь только того, что люди перестанут ходить на намазы». К муфтию прислушались и прекратили давление.

Кроме того, в прошлом году была информация о том, что муфтий ДУМК Эмирали Аблаев писал заявление в ФСБ на граждан, которых он обвиняет в причастности в ХуТ.

-И Аблаев не опровергал факт написания этого письма.

— Верно. Да и сама позиция Аблаева близка к отбеливанию режима. Единственный раз, когда Аблаев помогал политическим заключенным, был в 2015 году. Муфтий — одно из лиц, под личные гарантии которого была изменена мера пресечения одному из фигурантов «дела 26 февраля». Этонерелигиозное дело.

Что же касается «религиозных», то, допускаю, ДУМК поддерживает преследования по участию в ХуТ. Добавлю, что сейчас это обвинение — лишь повод. Один из последних задержанных по делу ХуТ, гражданский активист Сейран Салиев, ранее привлекался за двукратное участие в мероприятиях против задержания «членов ХуТ». Властям просто надоело его терпеть; его обвинили в организации террористической ячейки (на данный момент С. Салиев на свободе. – А.Г.). Максимальный приговор — пожизненное лишение свободы (так стало после принятия «пакета Яровой).

По сути, каждый мусульманин под прицелом. «Собирались?» — «Собирались» — «О чем-то общались?» — «Да» — «Значит, общались о ХуТ и являетесь его ячейкой». Доказательств того никто не потребует, так как крымский «суд» закрывает глаза на фальсифицированность доказательств и принимает показания в пользу обвинения явно заинтересованных лиц. Любой мусульманин может получить от 10 лет лишения свободы «за участие». Это навсегда испорченная жизнь.

— Какие религиозные организации в Крыму отбеливают действия властей?

-УПЦ МП, Таврийский муфтият, временами — ДУМК.

Жизнь всех мусульман, протестантов и Свидетелей Иеговы в Крыму - под прицелом ФСБ, - Александр Седов из Крымской правозащитной группы 03

— Совсем недавно СБУ проводила обыск в Исламском культурном центре. Не похож ли этот стиль преследований на российский?

— Очень похож! Честно говоря, наши силовые структуры или учатся по общим методичкам, или банально перенимают опыт у РФ. Я даже не знал, что в Украине есть список запрещенной литературы, по которой человека можно обвинить. Однако в Киеве преследуют за «ввоз произведений, пропагандирующих насилие», а не хранение литературы. Интересно, что симферопольский исламский культурный центр трижды точно так же обыскивали оккупанты — сценарий идентичный.

По информации муфтия ДУМУ «УММА» С. Исмагилова, «запрещенные» книги нашли под холодильником. Это несерьезно. Я не думаю, что мусульманин стал бы хранить свои книги под холодильником: к религиозным изданиям в исламе трепетное отношение. Мусульмане так не делают. В симферопольском исламском культурном центре книги «находили» в туалете (5 сентября 2016 года. – А.Г.). Добавлю, что из-за такой деятельности СБУ резко снижается рейтинг Украины на международной арене.

 Алексей Гордеев, для «Цензор.НЕТ»