Ru En Ua

29.08.2018

В доме активистки Украинского культурного центра в Крыму Ольги Павленко сотрудники ФСБ провели обыск

У активистки Украинского культурного центра в Крыму Ольги Павленко сегодня, 29 августа 2018 года,  прошел обыск. Он начался в 6:46 утра в Симферополе по месту жительства активистки. Проводили его сотрудники ФСБ РФ по решению «Киевского районного суда» Симферополя. 

В доме вместе с Ольгой во время обыска находился ее супруг.  Обыск продолжался примерно три часа.  После этого силовики ушли, заявив, что допрос будет проводиться позже, в присутствии адвоката, с которым у семьи Павленко есть соглашение.

После того, как силовики ушли, активистка сообщила о подробностях обыска. Видео на своей странице в соцсети опубликовал активист Нариман Джелялов.

По словам силовиков, проводивших обыск, Ольгу подозревают в связях с Правым сектором, который якобы готовил в Крыму покушение на убийство человека. Ольга сообщила, что в ходе обыска у нее изъяли тетради с записями, копировали информацию с ее компьютера, изъяли мобильный телефон, а телефон мужа досмотрели. Следователь сообщил, что позже ее вызовут в Следственный комитет для допроса.

«Пришли в 6:30 утра. Стучали очень сильно в двери, представились техслужбами и сказали, что я затопила соседей. Я дозвонилась адвокату и сказала, что я якобы затопила соседей. Потом они начали ломать двери. Сказали, что у них есть постановление суда на обыск. Сотрудники не представились, они не заходили в квартиру, пока не приехал адвокат. Сказали, что у него есть полчаса, чтобы приехать. Они зашли в квартиру вместе с адвокатом. Я заявила, чтоб они перемещались группой», — рассказала Ольга Павленко.

Протокол обыска Ольга подписывать отказалась, она заявила что будет его подписывать только в присутствии адвоката в Следственном комитете. Сейчас активистка ожидает вызова в Следственный комитет.

Напомним, в апреле 2018 года активистов Украинского культурного центра в Крыму Алену Попову и Ольгу Павленко вызывал «на беседу» старший помощник «прокурора» Симферополя Алексей Пучков.

Сотрудника российской «прокуратуры» интересовала работа Центра и выпуск газеты «Кримський терен». Активистки воспользовались правом не давать показаний против себя и своих близких.

Подобные беседы силовики проводили с активистами центра и раньше.