Ru En Ua

02.03.2016

В Крыму пытаются подавить любое проявление украинской идентичности, — правозащитники

coverRusЗа прошедшие два года правозащитники собрали большое количество фактов, которые говорят о системном преследовании в Крыму активистов за проукраинскую позицию.

Давление оказывается не только по политическим мотивам. Под «пресс» крымских властей попадают также активисты, которые занимаются защитой прав человека и развитием украинской культуры. На полуострове преследуются и представители украинских религиозных организаций. Кроме того, в Крыму не прекращаются системные преследования журналистов, которые поддерживают территориальную целостность Украины. Ситуация усугубляется тем, что пророссийские СМИ системно разжигают межнациональную рознь и используют язык вражды по отношению к украинцам или Украине.

Наиболее тяжкими преступлениями в Крыму по отношению к тем, кто не согласен с незаконными действиями России, являются убийства и насильственные исчезновения.

Крымская правозащитная группа располагает достоверно известными фактами о восьми случаях, носящих признаки насильственных исчезновений: Иван Бондарец, Владислав Ващук, Василий Черныш, Тимур Шаймарданов, Сейран Зинединов, Ислям Джеппаров, Джевдет Ислямов и Эскендер Апселямов.

Особую опасность для оставшихся в Крыму активистов представляет то, что за эти преступления до сих пор никто не наказан.

Уголовное и административное преследование активистов за эти два года не ослабевает, а, наоборот, только набирает обороты.

Крымская правозащитная группа (КПГ) выделила девять уголовных дел, которые носят явные признаки политических преследований.

Это «Дело Сенцова — Кольченко», или «дело крымских террористов» , «Дело Александра Костенко», “Дело 26 февраля“, «Черкасское дело», “Дело Юрия Ильченко”, “Дело Владимира Балуха”, «Дело Валентина Выговского». Кроме того достоверно известно об уголовных делах, открытых в отношении народных депутатов Украины Рефата Чубарова и Мустафы Джемилева и крымских журналистов Анны Андриевской и Андрея Клименко.

Уголовные дела фабрикуются таким образом, чтобы можно было преследовать практически любого проукраинского активиста или того, кто не поддерживает позицию Кремля. В частности, в рамках «черкасского дела» граждан Украины могут арестовать по российским законам за преступления, якобы совершенные на территории Черкасской области. При этом уголовное дело было возбуждено в Крыму уже после оккупации по заявлению бывших сотрудников крымского «Беркута».

Давлению властей подвергаются не только общественники, но и рядовые жители Крыма.

Задержать в Крыму могут просто за то, что человек решил сделать фото в вышиванке или вышел на улицу с украинским флагом.

В частности, административным штрафам и задержаниям за подобные действия подвергались Сергей Дуб, Леонид Кузьмин, Вельдар Шукурджиев, Александра Кравченко, Ирина Копылова, Михаил Батрак, Куртсеит Абдуллаев, несколько жителей Керчи, которые предпочитают не называть своих фамилий, и другие.

Часто проявления украинской идентичности в Крыму власти пытаются связать с экстремистской или террористической деятельностью. Россия перенесла в Крым свой опыт неправомерного применения «антиэкстремистского» и «антитеррористического» законодательства для преследования оппозиционного Кремлю мнения.

Часть книг по истории Украины считаются в Крыму экстремистской литературой. В частности, под запрет попали несколько изданий, рассказывающих о голодоморе в Украине.

Законодательство РФ написано так, что по российским законам экстремистом может стать любой, даже библиотекарь. Например, в декабре 2014 года, директора Феодосийской Центральной библиотечной системы оштрафовали за «массовое хранение с целью распространения экстремистских материалов». Поводом для штрафа послужило то, что в библиотеке находилась украинская книга про Голодомор.

Системное давление в Крыму оказывается на свободу вероисповеданий. В частности, КПГ зафиксировала целую серию фактов дискриминации представителей Украинской православной церкви Киевского патриархата в Крыму.

Подвергаются давлению и работники сферы образования. В связи с давлением многие ученые и педагоги Крыма вынуждены были покинуть полуостров и продолжить работу в других регионах Украины или странах Европы. Целенаправленно ликвидируются научные и культурные учреждения Украины.

В свою очередь, язык вражды в крымских и российских СМИ направленный против украинских активистов или людей, открыто проявляющих украинскую идентичность, создает серьезные угрозы для жизни и здоровья.

Руководитель КПГ Ольга Скрипник отмечает, что прежде всего речь идет о преследованиях и дискриминации по признаку убеждений. По ее мнению, так называемая проукраинская позиция обычно включает в себя несогласие с незаконными действиями России в Крыму, поддержку международных норм относительно территориальной целостности и стандартов прав человека, свободу мысли и слова.

«Россия незаконно захватила Крым, и российская власть об этом прекрасно знает, поэтому она стремится подавить и ограничить любое мнение, которое ей противоречит. Этот репрессивный аппарат включает в себя уголовное и административное преследования, ликвидацию любых институтов украинской культуры и идентичности, включая церковь, язык, науку, создание атмосферы нетерпимости к тем, кто пытается критиковать российскую власть», — считает Ольга Скрипник.

Более полная информация о преследованиях в Крыму по признаку убеждений собрана в аналитическом докладе Крымской правозащитной группы «Крым: украинская идентичность под запретом»