Ru En Ua

19.01.2017

У крымского «суда» нет оснований для содержания активиста Балуха в СИЗО

Владимир Балух

Эксперты КПГ провели анализ постановления «Раздольненского районного суда Республики Крым» от 27.12.2016 года о продлении срока содержания под стражей Владимира Балуха. Результаты свидетельствует о грубейших нарушениях судьей Абеляшевым А.В. де-факто действующего в Крыму законодательства России.  (Постановление )

Заседание суда о продлении меры пресечения состоялось значительно раньше положенного срока с нарушением процессуальных норм. 12 декабря «суд» избрал меру пресечения для Балуха в виде заключения под стражу сроком на 30 суток до 6 января 2017 года, но уже через 2 недели, 27 декабря, суд продлил меру пресечения до 5 февраля — ещё до того, как истёк срок содержания под стражей по первому решению.

Постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч.2 ст.7 УПК РФ). Однако решение судьи Абеляшева таковым не является.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» при продлении срока содержания под стражей по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса оснований считать, что обвиняемый, подозреваемый: 1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда; 2) может продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (ст. 97 УПК РФ).

Наличие этих обстоятельств не может быть просто умозаключением судьи, а должно быть подтверждено в суде доказательствами. Но суд, обосновывая свое решение о продлении срока содержания под стражей Балуха, никакой необходимой аргументации в своем постановлении не указал.

Кроме того, суду необходимо было при вынесении этого решения  учитывать тяжесть преступления, сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК РФ). Но и эти аргументы в постановлении суда отсутствуют. В свою очередь, активист и его адвокат заявляли на суде обстоятельства, которые дают основания не продлевать срок содержания под стражей. Балуху необходимо ухаживать за больной матерью преклонного возраста, его состояние здоровья в СИЗО резко ухудшилось, у него есть постоянное место проживания в Крыму и т.д. Однако суд проигнорировал эти аргументы.

Для уяснения законности принятого судом решения важно указать на позицию Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно которой наличие обоснованного подозрения (обвинения) в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным.

Стороной обвинения не были представлены в суд доказательства, которые в совокупности позволили б сделать вывод о причастности Балуха к совершению инкриминируемого ему преступления.

Вполне очевидно, что суд проигнорировал рекомендации Пленума ВС РФ о том, что наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования, личность обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие факты о том, может ли человек совершить действия по фальсификации или уничтожению доказательств, или оказать иное влияние на расследование преступления.

При рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания, обвиняемого под стражей суд не проверил обоснованность доводов органов предварительного расследования (дознания) о невозможности своевременного окончания расследования. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, то это может явиться как раз основанием для освобождения из-под стражи.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Таким образом, указанные нарушения и решение судьи говорят о том, что суд не стремился установить факты и обоснованность требования продлить срок содержания под стражей, не был объективным. Это вновь подтверждает, что уголовное преследование украинского активиста имеет политические мотивы, а задача суда состояла в том, чтобы не выпустить Владимира Балуха на свободу.