Ru En Ua

29.09.2016

Теперь в Крыму разгоняют даже лояльные к Путину митинги, — правозащитники

Александр Седов и Ольга Скрипник

Александр Седов и Ольга Скрипник

В 2016 году Крымская правозащитная группа зафиксировала не менее 5 разгонов лояльных к российской власти митингов. То есть, люди за Путина, но вышли высказать претензии, к примеру, против застройки пляжа.

Руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник и аналитик Александр Седов в эфире Громадського радио рассказали об отчете КПГ на мероприятиях ОБСЕ в Варшаве.

— Ольга, о чем вы говорили на выступлении в ОБСЕ? Почему была посвящена эта конференция?

Ольга Скрипник: Это ежегодная конференция, и она посвящена вообще человеческому измерению в регионе ОБСЕ. То есть, на ней есть возможность как для делегатов от стран ОБСЕ, так и для гражданского общества рассказать о том, что происходит в регионе именно с точки зрения прав человека. Нашей задачей было осветить вопрос системных и массовых нарушений прав человека в Крыму из-за присутствия Российской Федерации. Кроме того, это возможность задать вопросы представителям РФ в присутствии представителей других государств.

Каждый день происходила тематическая сессия. Одна из них была посвящена верховенству права. Были и другие темы, в частности, свободы собраний и ассоциаций, свободы слова и др.

— Как проходило обсуждение, в котором вы принимали участие?

Александр Седов: Было достаточно хорошее модерирование. От России выступали несколько представителей, в том числе и из «Russia Today». У них была одна тема — США, Европа, и как там плохо.

— А по Крыму? Насколько я понимаю, украинская делегация говорила о том, что в Крыму нарушается один из базовых принципов правосудия — нельзя судить по закону, который не действовал на тот конкретный период.

Александр Седов: Да, например, это дело 26 февраля — крымских татар судят за «массовые беспорядки», за участие в массовом митинге, который проходил 26 февраля 2014 года под зданием Верховного Совета Крыма. Тогда даже оккупация НЕ начиналась, соответственно Крым фактически НЕ находился под российским законодательством. Они (власти РФ) не имеют права не принимать это, не говоря уже в международном праве, которое запрещает принимать законы оккупирующего государства на оккупированной территории.

Так же, российские оккупационные власти нарушают международные конвенции, которые запрещают судить людей за действия, совершенные до того, как появился этот закон. Тем не менее, эти события происходят. Двух граждан Украины уже приговорили за участие в событиях на Майдане к десяти и четырем годам.

— А как это воспринимают другие страны?

Ольга Скрипник: Представители США и Канады были наиболее активными в обсуждении вопросов Крыма и делали довольно жесткие заявления. В частности, о том, что Крым является неотъемлемой частью Украины и будет так восприниматься и в дальнейшем, и о том, что Россия является агрессором. Вообще, судя по выступлениям, которые звучали, создавалось впечатление, что Россия по-прежнему один из главных агрессоров не только по Крыму, но и по многим другим регионами.

Анализировалось много примеров нарушений прав человека и непосредственно в России. Это также говорит о том, что это репрессивное государство сейчас реализует советские практики и создает репрессивное законодательство не для защиты людей, а для того, чтобы их ограничить. И пытается распространить свои законы не только на Крым, но и на всю Украину.

Наталья Соколенко: А как реагировали представители России на прямые обвинения? Какой был их ответ?

Они промолчали.

— Есть ли у крымчан возможность отстаивать свои права через мирные протесты?

— Если говорить о свободе собраний, мысли — нет, этого нет. Если в 2014-2015 годах это были разгоны, в первую очередь, проукраинских митингов или крымскотатарских, то в 2016 году мы зафиксировали не менее 5 разгонов лояльных к российской власти митингов. То есть, они за Путина, но вышли высказать претензии, к примеру, против застройки пляжей.

Сейчас новая тенденция — разгон любых митингов, которые могут продемонстрировать, что люди с чем-то не согласны.