Ru En Ua

17.11.2016

«Судят не человека, а идею», — правозащитница Ольга Скрипник о Крыме

Berlin1Россия оккупировала Крым. Это официально объявил ключевой комитет ООН в резолюции по Крыму. Россию осудили «за временную оккупацию Крыма», а также за «пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды обращения». Какие именно права и свободы нарушаются в Крыму, «Снобу» рассказала Ольга Скрипник, руководитель Крымской правозащитной группы

Право на справедливый суд

Мы фиксируем массовое нарушение права на справедливый суд. Если взять последние дела так называемых «крымских диверсантов» — там масса нарушений, начиная с того, что не пускают независимых адвокатов. Есть адвокаты по назначению, которых привлекает следователь, но они участвуют лишь формально, не защищая клиентов. Семьи нанимают адвокатов по приглашению, негосударственных. Но, как в деле Панова, так и в деле задержанных в Крыму сейчас «диверсантов», таких адвокатов не допускают.

Есть массовое дело, по которому людей судят за события у крымского парламента 26 февраля. Там одновременно были украинский и российский митинги, в результате двое погибли из-за давки. На скамье подсудимых находятся трое крымских татар, которые были на проукраинской стороне. Причем сами свидетели говорят, что не связывают смерти двоих человек с этими подсудимыми.

Еще один пример: это дела Коломиеца и Костенко — их арестовали и осудили за то, что они принимали участие в протестах на Майдане, то есть за события, происходившие на территории Украины. Здесь нет никакой правовой логики, это нарушает и Уголовный кодекс России, ведь к России отношения не имеет. Российская сторона объясняет это тем, что нападение было на сотрудников «Беркута», которые перешли в ОМОН и теперь являются российскими гражданами.

Право на свободу слова и убеждений

Уже несколько месяцев людей привлекают за публикации в соцсетях. Например, дело Шестаковича. Его осудили за пост в Фейсбуке, который был написан в 2010 году.

Многие из независимых СМИ в 2015 году по нескольку раз подавали документы на перерегистрацию, а сделать это нужно было в срок, чем воспользовались власти: представителям СМИ раз за разом отдавали документы, мотивируя это тем, что где-то запятая пропущена, где-то какой-то бумажки не хватает, хотя до этого СМИ нормально работало. В итоге срок регистрации заканчивался и издания закрывались.

Есть несколько уголовных дел против журналистов — например, против Николая Семены, украинского журналиста, проживающего в Крыму. Его обвиняют по статье 280.1 за «призывы к нарушению территориальной целостности»: в своих статьях он поддерживал общемировую точку зрения и не поддерживал российские действия в Крыму.

Право на свободу религии

Самым первым примером нарушения права на свободу религии был захват храмов Киевского патриархата. В одной из бывших украинских воинских частей находился храм Киевского патриархата, и, когда разворачивались действия Российской Федерации в Крыму в 2014 году, этот храм был захвачен вместе со всем имуществом. Сейчас новая проблема для Киевского патриархата — это Кафедральный собор в Симферополе, часть помещений которого по аукциону передали частной организации.

Если говорить о мусульманах, то самое массовое дело — это дело Хизб-ут-Тахрир*. По нему сейчас 19 человек лишено свободы. По украинскому законодательству Хизб-ут-Тахрир* не является запрещенной организацией. Но проблема в том, что главные обвинения в этом деле строятся на основании «кухонных разговоров», Фактически нет никаких доказательств их террористической деятельности. Было изъято несколько религиозных книг — и все. Свидетелей используют тайных, которые не называют свои имена и не показывают лиц. Четверо из этой группы уже получили приговоры, 15 находятся под арестом. По сути, это дело против крымских мусульман.

Если послушать обвинительные речи прокуроров, то можно услышать, что они осуждают саму идею Майдана, судят не человека, а саму идею, революцию. Делается это для того, чтобы сдерживать людей от массовых выступлений.

Право на свободу собраний

Лучший пример — запрет Меджлиса крымско-татарского народа. Это не просто объединение граждан, а важная часть самоопределения народа — по сути, под запрет ставят народ. Каждый крымский татарин так или иначе связан с Меджлисом, так что каждый может получить вплоть до 8 лет за участие в террористической организации. Представьте, что люди на протяжении 60 лет имели орган самовыражения, а теперь его отняли. Меджлис — выборный орган, он решал политические и культурные задачи, представляя интересы крымско-татарского народа. В сентябре и октябре мы фиксировали наложение штрафов на крымских татар за то, что они проводили собрания как члены Меджлиса.

Первое ограничение по собраниям было введено Россией в 2014 году. На Украине такого нет, поэтому это было новшеством. Определилось 716 мест, где можно проводить мирные собрания. А в 2016 было принято новое положение, по которому количество мест сократилось вдвое. Представьте, регион, где живет 2 500 000 человек — и всего 300 мест для собраний. Более того, нельзя проводить собрания возле зданий городской администрации. То есть если вы хотите высказать претензии местным властям, вы не можете прийти к городской администрации.

Недавний пример: активисты вышли в поддержку политзаключенных Кольченко и Сенцова в Симферополе. Но этот мирный пикет не дали провести сотрудники полиции.