Ru En Ua

08.06.2018

Судьба политузников Кремля зависит от каждого из нас, — Чекрыгин

Владимир Чекрыгин — заместитель главы правления Крымской правозащитной группы  о незаконно осужденных узниках Кремля в эфире UATV.

— Насколько важно, чтобы записка Кольченко о прекращении им голодовки попала к Олегу Сенцову?

— Во время судебного заседания они сидели рядом, поэтому, конечно, Александр его не мог не поддержать, но у него времени на подготовку к голодовке было меньше. Олег готовился около полутора месяцев, а у Александра было совсем мало времени. Учитывая состояние его здоровья, мы на самом деле рады, что он прекратил голодовку. Олег сам не рекомендовал ему начинать, зная состояние Александра.

— Могут ли оккупационные власти начать еще большее давление после окончания голодовки?

— В случае Олега Сенцова, думаю, даже они понимают, что на него давить бесполезно. Олег готов умереть, он четко озвучил свои требования, и адвокат подтверждает, что Олег будет идти до конца.

— Что мы можем ожидать от саммита Большой Семерки по делу Сенцова?

— Олег добился того, что тема украинских политзаключенных станет  одной из главных в повестке дня. И мы ждем, что будут какие-то положительные сдвиги в их судьбе.

— Достаточно ли сейчас давления с нашей стороны и со стороны мирового сообщества?

— Если политзаключенные еще находятся в РФ, значит, мы сделали еще не все возможное. Необходимо продолжать давление, поддерживать высокий градус заинтересованности всех в этой теме. Это зависит и от каждого гражданина Украины, и от граждан других стран. Как говорил адвокат Дмитрий Динзе, нужно, чтобы общество перестало недооценивать свою роль. Публичные акции не остаются незамеченными.

— 5 тысяч украинцев, купивших билеты на Чемпионат в России – тоже часть гражданского общества Украины, каково Ваше отношение?

— Мое отношение не может быть позитивным. Я переселенец из Крыма, и для меня эта тема болезненна. Мне тяжело воспринимать то, что часть наших граждан нашла возможным поехать в РФ отдыхать во время того, как в тюрьмах голодают наши политзаключенные.

— Как Вы считаете, как долго будет сопротивляться Путин давлению, ведь состояние Олега Сенцова может достичь критическое точки как раз к открытию Чемпионата?

— Сложно сказать, Путину важно сохранить лицо среди своего электората. Дело осложняется тем, что Олег просит не за себя. Если бы он теоретически обратился с просьбой о своем помиловании, то тут бы, возможно, Путин его выпустил, но от Олега  такого не дождутся.

— Владимир Балух в Крыму голодает уже 81 день, потерял 30 килограмм веса. По сведениям адвоката Ольги Динзе, имя Балуха в списке на обмен одно из первых. Какие у Вас прогнозы по ходу переговорного процесса?

— Мы надеемся на позитивные сдвиги, но гарантий никто дать не может. У Владимира очень тяжелое состояние здоровья, 30 дней он голодал полностью. И вес он потерял в первый месяц голодовки. Он к ней не готовился, это было спонтанное решения после объявления ему приговора. Состояние здоровья на фоне обострившихся хронических заболеваний сильно ухудшилось, он не мог ходить. Архиепископ Климент уговорил его принимать кисель и сухари, за счет этого Владимир продолжает держаться.

— На сегодняшний день голодают трое наших политзаключенных. Может, общество еще не обо всех знает?

— Вполне возможно. И показательно, что наши политзаключенные даже там находят способы объединяться и поддерживать друг друга, пускай это акции голодовки. Владимир Балух первым делом спрашивает у своего адвоката, как дела у других ребят.

Они могут получить свежую информацию друг о друге, в основном, только во время визита адвокатов.

Брат еще одного заключенного в Крыму, Евгения Панова, сообщил, что на Евгения давили, требуя признания в том, что он украинский террорист. После такого признания ему обещают 5 лет заключения. Если же он не согласится,  то 20 лет. Что Вам известно о самочувствии Панова?

— Давление на него продолжается, для россиян очень важно, чтобы он пошел на сделку со следствием, подтвердил, что он террорист. Так как в случае с другими «диверсантами», в частности, с Присичем, они так и не смогли ничего доказать, и дали срок якобы за хранение наркотиков. У Панова «нашли» в машине в канистре взрывчатку, но осмотр проводился только через 4 дня после его задержания.  Причем автомобиль все это время находился на стоянке у ФСБ. Если бы были подозрения о наличии взрывчатки, машину там бы не держали. И впоследствии осмотр проводился без присутствия взрывотехников, это явно указывает на то, что взрывчатка была подложена.

— Назначен омбудсмен по Крыму и Севастополю. Будут ли какие-то положительные изменения для граждан на оккупированной территории?

— Посмотрим, как будут налажены контакты. Очень важно, чтобы независимый человек от Украины имел возможность посещать наших граждан в местах заключения. Наши консулы туда доступа не имеют, а вот Лутковской удалось один раз побывать в Крыму. Надеемся, что такая практика продолжится.