Ru En Ua

11.09.2016

Пропавших без вести в Крыму по политическим мотивам — 8 человек, — КПГ

А. Седов на Громадськом тв

А. Седов на «Громадськом тб»

По дополнительному протоколу к «Женевской конвенции» от 12 августа 1949 г. семьи имеют право на получение информации о пропавших без вести родственниках. Стороны, участвующие в вооруженном конфликте, должны организовать розыск лиц, информацию о которых предоставляет противная сторона. Стороны конфликта должны поддерживать также деятельность организаций, которые занимаются решением этих проблем, и обмениваться информацией о точном местонахождении захоронений погибших и описанием погребенных в них тел.

О делах и о людях, которые пропали без вести в Крыму, рассказал в эфире «Громадського телевидения» эксперт Крымской правозащитной группы Александр Седов.

https://www.youtube.com/watch?v=8YaYydrq0Ro

— Есть ли какая-то статистика на сегодняшний день, сколько человек в Крыму считаются пропавшими без вести с весны 2014 года?

Александр Седов: наша группа рассматривает прежде всего случаи о пропавших по политическим мотивам. Таких, по нашим данным, сейчас 8 человек.

К примеру, человек занимался политической деятельностью, был публичным лицом. Есть факты или обоснованные подозрения, что к этому было причастно правительство или приближенные к правительству парамилитарные формирования, и есть информация, что действующее де-факто правительство не принимает никаких мер к поиску пропавших без вести.

— На экране доклад Крымской правозащитной группы, здесь речь идет о людях, о судьбе которых нет информации уже более двух лет. Российской Федерации известно, что на территории Крыма, которую она контролирует, пропали люди. Правозащитники очень долго говорят об этом, и фамилии пропавших звучат на международной арене. Российская Федерация что-то делает в рамках выполнения своих обязательств по Женевской конвенции?

Александр Седов:  официально люди объявлены в розыск, их фамилии есть на сайте Главного следственного управления СК РФ по Крыму, как числящиеся в розыске. По двум из них появлялась информация, что следствие прекращалось. Так, по Ришату Аметову следствие было приостановлено, так как главные подозреваемые (участники самообороны Крыма) находились в зоне АТО на Востоке Украины, предположительно на стороне подразделений РФ.

— О личностях подозреваемых и обстоятельствах похищения родственникам Ришата Аметова известно что-либо?

Александр Седов: следствие может сослаться на статус «подозреваемого» в деле и отказать в получении информации.

— Может ли РФ проводить какие-то результативные действия по расследованию пропавших без вести в Крыму? Ведь указанные 8 человек являются сторонниками территориальной целостности Украины?

Александр Седов: не могу этого утверждать точно. Например, Ислям Джапаров и его брат непосредственно политической деятельностью не занимались. Это сын и племянник известного политического крымскотатарского деятеля. Их увозили люди в камуфляжной форме. И есть причины считать это похищением с целью устрашения, т.е. по политическим мотивам. Последний случай – исчезновение экс-депутата Бахчисарайского городского совета, члена регионального Меджлиса Эрвина Ибрагимова.

— На страницах Крымской правозащитной группы появилась публикация по поводу инцидента на админгранице, когда РФ обвинила украинскую сторону в провокациях. Один из задержанных — украинец Евгений Панов, который уже якобы дал признательные показания. Есть копия документа, который следователь вручил его адвокату – о том, что Панов не нуждается в помощи адвоката. На самом документе нет фамилии Панова и рукописного текста об отказе от защиты. Какова здесь позиция КПГ?

Александр Седов: здесь явное нарушение даже де-факто действующих российских законов. Есть соответствующая статья УПК о порядке оформления документов, которые подаются при отказе от адвоката. Должно быть письменное заявление от имени подозреваемого. То, что предоставил следователь – просто бумага об отказе от защиты, документ не имеет никакой юридической силы даже с точки зрения законов РФ, не говоря уже о международных. Другой вопрос в том, что адвокат третью неделю пытается попасть к подзащитному, это явное нарушение права на справедливый суд, и вызывает подозрения – все ли нормально с состоянием самого Панова. На видео допроса, которое предоставляло ФСБ, видны следы побоев.

— В связи с препятствованием в допуске адвоката может ли Панов отказаться от показаний, которые он давал на камеру для ФСБ?

Александр Седов: конечно, Евгений Панов может заявить, что это было сказано под пытками и принуждением, и отказаться от своих показаний в любой момент, это его личное право.