Ru En Ua

19.07.2016

Попытка запрета коллективных молитв в Крыму незаконна, — Ольга Скрипник

Мусульмане Крыма регулярно собираются на коллективные молитвы (дуа) и заявляют о попытках властей запретить такие обряды. Правозащитники называют попытки ограничением свободы вероисповеданий

В Крыму на протяжении священного месяца для мусульман Рамадан, крымские татары собирались возле домов пропавших и политзаключенных на коллективное дуа (молебны).

Дилявер Меметов , авторские права Антон Наумлюк

Дилявер Меметов , авторские права Антон Наумлюк

«Месяц Рамадан, когда Аллах принимает дуа постящихся, а в нашем случае еще и угнетенные — а это в двойне Аллах принимает молитвы как от постящегося и от угнетенного. Дуа провели практически во всех семьях политзаключенных. Во-первых мы просили, чтобы Аллах ускорил возвращение наших родственников — как похищенных, пропавших, так и тех, которые не справедливо осуждены сегодня и находятся в местах лишения свободы», — рассказал Дилявер, сын задержанного по делу «Хизб ут-Тахрир» Ремзи Меметова.

По его словам, коллективные молебны собирали по несколько сот крымских татар. Их посещали так же люди, не исповедующие Ислам, и те кому небезразлична судьба задержанных и пропавших крымских татар.

Первый дуа провели возле дома выкраденного в конце мая члена координационного совета Всемирного конгресса крымских татар Эрвина Ибрагимова. Во дворе его дома собралось более трехсот соотечественников.

Со стороны за молебном наблюдали и фиксировали всё на видеокамеру российские спецслужбы.

Абдурешит Джеппаров Авторськие права: КрымРеалии

Абдурешит Джеппаров, авторские права: КрымРеалии

«Наблюдение конечно было и оно довольно откровенным было. Недалеко поставили машину, сидели в ней и снимали работники спецслужб. Потом даже машина подъезжала, рассматривали и снимали даже в упор», — заявил находящийся на дуа правозащитник Абдурешит Джеппаров.

Такие же массовые молебны прошли во дворах и возле домов практически всех политзаключенных — фигурантов дела «26 февраля» и дела «Хизб ут-Тахрир».

Нариман Джелялов Авторские права: hromadskeradio.org

Нариман Джелялов, авторские права: hromadskeradio.org

«Каждый раз, когда подобные дуа проводились, возле место проведения дежурил наряд полиции, наверное ФСБ. Обязательно стояла машина из которой велась съемка. Я сам лично видел у дома Ремзи Меметова, Али Асанова, Ахтема Чийгоза. Все зафиксированы, участники, наверное, уже идентифицированы или будут идентифицироваться», — говорит первый зампред Меджлиса Нариман Джелял.

В дом, находящегося в СИЗО Ахтема Чийгоза, российские полицейские пришли еще до начала молебна. Его супругу Эльмиру Аблялимову попытались предупредить о недопустимости проведения публичного мероприятия.

Эльмира Аблялимова Авторские права: Facebook

Эльмира Аблялимова,  авторские права: Facebook

«Приходили два сотрудника их районного отдела полиции, в руках у них было предупреждение о не совершении незаконной деятельности. Они спросили, будет ли у меня молебен. Я сразу поняла о чем идет речь и сразу сказала, что это частное домовладение — я могу приглашать домой того, кого считаю необходимым и на этом мы остановились. Бумаги я не подписала, они мне ничего не вручили. Полицейские попросили, чтобы не было никаких политических лозунгов, политических призывов», — рассказала супруга Ахтема Чийгоза Эльмира Аблялимова.

По словам первого зампреда Меджлиса Наримана Джеляла, это не единичный случай, когда российские силовики приходили для вручения предостережения, о недопустимости проведения публичного мероприятия.

«Люди очень жестко реагировали, практически отправляли в восвояси таких ходоков, потому что ни о каком публичном массовом мероприятии речь не шла. Это были дуа во дворах или возле домов. Никакие политические требования не выдвигались, люди просто молились. Под понятие публичного мероприятия эти дуа не подходили. Никто не подписывал эти предостережения», — рассказал Нариман Джелял.

Попытками запретить проведение дуа, оккупационная власть нарушает как российское, так и международное законодательство, — уверена правозащитник Ольга Скрипник. По ее словам российская власть Крыма коллективные молитвы крымских татар рассматривает как митинги, шествия и демонстрации, но не как религиозный обряд.

Ольга Скрипник

Ольга Скрипник, авторские права: Громадське радіо

«С точки зрения международного права, прав человека — это нарушение свободы мирных собраний, так как все люди имеют право собираться мирно, свободно и т.д. Второй, очень важный момент — дуа носит религиозный аспект, это мусульманское мероприятие. Поэтому мы так же фиксируем, что это нарушение свободы религии и осуществление религиозных культов. В данном случае в отношение дуа нарушено два фундаментальных права человека — мирное собрание и религиозная свобода», — подытожила глава Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

После подписания Президентом России Владимиром Путиным так называемого антитеррористического пакета Яровой и Озерова, массовые молебны могут быть под запретом.

«Применяться будет выборочно — какие-то ифтары, молебны, многолюдные мероприятия будут проводиться, если они не вызывают опасение властей, проводятся лояльными организациями к власти, при содействии местных властей. Теперь даже такие дуа, которые мы провели во время Ораза, думаю что даже они окажутся под запретом», — предположил первый зампред Меджлиса Нариман Джелял.

За два года оккупации Крыма Россией правозащитники зафиксировали целый ряд насильственных исчезновений людей, в том числе и крымских татар. Последним пропавшим считается член Координационного совета Всемирного конгресса крымских татар Эрвин Ибрагимов. 17 крымских татар находятся в застенках ФСБ — большая часть по так называемому делу «Хизб ут-Тахрир».

14 крымских мусульман, якобы из-за причастности к Исламской партии освобождения обвиняют в терроризме. Людям, которые по версии российского следствия, являются организаторами ячейки этой партии, грозит до 20 лет лишения свободы или пожизненное, участникам — до 10 лет. Трое крымских татар, среди который зампред Меджлиса Ахтем Чигоз, уже больше года содержаться в СИЗО по делу «26 февраля».

Чийгозу грозит до 15 лет лишения свободы, другим фигурантам до 10. Российские правоохранители их обвиняют, якобы в организации массовых беспорядков 26 февраля 2014 года на митинге за территориальную целостность Украины, который проходил под стенами крымского парламента.

Громадське радіо