Ru En Ua

27.05.2016

Попасть в тюрьму в России или Крыму может любой украинец, — правозащитники

ПК 270516Политические преследования в России и Крыму включают в себя несколько направлений. Одно из наиболее репрессивных – преследование за проукраинскую позицию. После осуждения на многолетние сроки крымчан по “делу Сенцова-Кольченко” российские власти пошли дальше. Теперь в Крыму судят украинского активиста, жителя Киевской области, которого задержали в России.

Дело Андрея Коломийца — один из наиболее вопиющих примеров фабрикации уголовного дела в угоду политическому заказу. Если все ранее задержанные в Крыму политзаключенные жили на полуострове, то Андрей Коломиец до своего ареста никак не был связан с Крымом. Его задержали на территории Кабардино-Балкарии в мае 2015 года по подозрению в хранении наркотиков. Однако защитник Коломийца выявил ряд процессуальных нарушений, которые ставят под сомнение подозрение в хранении наркотиков. После задержания украинца  привезли в Крым и обвинили в покушении на убийство двух крымских беркутовцев.

За якобы причиненные повреждения сотрудникам “Беркута” уже судили Александра Костенко, который теперь находится в российской колонии. Такая практика преследований опасна для всех граждан Украины, которые находятся на территории РФ или Крыма. Особенно для тех, кто активно выражает проукраинскую позицию, и принимал участие в событиях Майдана.

КушпельМихаил Кушпель, адвокат Андрея Коломийца заявляет, что дело его подзащитного сфабриковано:

«Его задержали за хранение наркотиков, однако в судебном заседании свидетель задержания дала показания, которые опровергают этот факт. Обвинения же в нападении во время киевских событий на Майдане на сотрудников «Беркута» вообще не имеют подтверждений. Эти потерпевшие в показаниях говорят, что не получали телесных повреждений, их не госпитализировали. Они не могут предъявить одежду, которая была на них в тот день и якобы загорелась на них».  

Тем не менее Коломийцу грозит до 20 лет тюрьмы.

Адвокат Коломийца также рассказал, что с момента задержания его подзащитный подвергался пыткам:

«После задержания в Кабардино-Балкарской Республике в мае 2015 Андрея Коломийца российские правоохранители подвергли жестоким пыткам, чтобы добиться признания вины. Коломиец рассказывал, что силовики надели ему на голову пакет, присоединили к пальцам рук с помощью больших скрепок провода, подложили под них влажную ткань и пропускали электрический ток. Сотрудников, которые участвовали в этих пытках, Андрей Коломиец запомнил и может опознать. Этими пытками его заставили признаться в покушении на убийство сотрудников Беркута. Пытки довели его до отчаяния и желания покончить с собой. В попытках выжить в такой ситуации под влиянием сокамерников он принял ислам в Кабардино-Балкарии».

СкрипникОльга Скрипник, координатор Крымской правозащитной группы (КПГ) уверена, что подобная практика незаконных задержаний несет угрозу для любого украинца в Крыму и  России:

«Мы считаем преследование Андрея Коломийца политически мотивированным. Вместе с процессом Карпюка и Клыха, дело Андрея Коломийца формирует новую практику преследования в России любого гражданина Украины. В Крыму по инициативе Поклонской открыто уголовное дело, в котором «пострадавшими» проходят около 50 сотрудников крымского и севастопольского «Беркута». Таким образом, любой, кто был на Майдане, может быть обвинен де-факто крымской прокуратурой в причинении повреждений этим беркутовцам.

КПГ обращает внимание властей Украины и европейских стран, что если не будет пресечена эта практика, то это может привести к новым арестам украинских граждан в России и Крыму. В связи с этим КПГ рекомендует властям Украины заранее предусмотреть механизмы защиты украинцев на территории РФ».

Максим Буткевич, сокоординатор проекта «Без границ» Центра «Социальное действия» заявляет, что преследования только усиливаются:

«Прошло  2 года с тех пор, как задержали Сенцова и Кольченко и, после, нарушив все возможное законы, вывезли из Крыма. В делах тех, кого судят за события 26 февраля – явное пренебрежение базовыми нормами права. Когда провозглашают Меджлис «экстремистской организацией» — очевидно, что преследуют за «неудобные взгляды», навешивая ярлык «экстремизма». Когда преследуют религиозных мусульман за принадлежность к «Хизб ут-Тахрир» — очевидно, пытаются из несогласных сделать «террористов».

И многое из дел Сенцова, Кольченко, Карпюка и Клыха повторяется, уже отработано, по делу Андрея Коломийца. И теперь на их месте может оказаться любой украинец, поехавший в Россию или Крым.  Именно поэтому, мы должны следить за судьбами всех политзаключенных и помогать им.

Всего, по данным Крымской правозащитной группы, на территории Крыма в данный момент находится 19  политзаключенных. Все они находятся в СИЗО. Среди этих людей 14 задержаны по «делу Хизб-Ут-Тахрир», трое по «Делу 26 февраля», один обвиняется в покушении на беркутовцев во время событий на Майдане, один обвиняется в экстремизме за публикацию статьи с критикой оккупации Крыма.

Еще 5 крымчан находятся на территории РФ. Они уже осуждены. Это Олег Сенцов, Александр Кольченко, Геннадий Афанасьев, Алексей Чирний, Александр Костенко. Сейчас они отбывают наказание в различных колониях на территории РФ.  Всего на территории РФ и Крыма находится 30 политзаключенных — граждан Украины и один политический заложник.

Правозащитники уверены – публичность, постоянный мониторинг состояния этих дел и обращение в международным инстанциям с целью оказания давления на Россию может помочь всем этим людям выйти на свободу.