Ru En Ua

18.02.2017

Ольга Скрипник: «Украина должна стать доступной для крымчан»

УКРАИНА ДОЛЖНА ПУБЛИЧНО ОТВЕТИТЬ НА ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ ВОЛНУЮТ ЛЮДЕЙ В КРЫМУ

Продолжение интервью Ольги Скрипник Центру информации про права человека.

– Вы говорите, что для успешной деоккупации Крыма мирным путем для РФ нужно создать невыносимые условия и вынудить ее покинуть эту территорию. Но ведь люди, которые годами подвергались воздействию российской пропаганды, все равно не захотят возвращаться в Украину. Потому что в информпространстве Крыма образ Украины демонизирован. Люди там напуганы, у них искаженное представление о том, что здесь происходит. Как с этим быть?

Ольга Срипник: В данном случае время работает не в нашу пользу. Чем больше времени люди проводят под воздействием агрессивной пропаганды, тем сложнее их потом будет возвращать к нормальной жизни. Но даже сейчас можно совершить ряд действий, которые дадут свой положительный результат при возвращении Крыма.

В первую очередь Украина должна публично, на уровне законов, ответить на конкретные вопросы, которые волнуют людей в Крыму.

Один из них – это вопрос так называемого коллаборационизма. Нужно, чтобы Украина уже сейчас дала четкую правовую оценку всему, что происходит на территории Крыма.

Есть люди, которые способствовали оккупации. Есть те, кто организовал референдум, но есть также и те, кто просто пришел на него, обманутый пропагандой. На мой взгляд, между этими людьми есть принципиальная разница.

Организаторы референдума осознанно шли на преступление, они помогали оккупационным властям, они помогали войскам иностранного государства заходить на территорию Украины. Это один уровень ответственности. А другие люди были подвержены пропаганде, и пошли на этот референдум из-за отсутствия альтернативной информации, по глупости или по наивности.

Также нужно понимать, что люди, которые совершали те или иные действия, тоже разные. Есть обычные граждане, а есть госслужащие, сотрудники полиции и других силовых структур Украины, которые перешли на сторону РФ. Есть люди, которые работали секретарями в этих органах. Если ли разница между Поклонской и обычным секретарем в канцелярии?

Если у секретаря просто не было альтернативного варианта, куда пойти работать? Будем ли мы сажать врачей и учителей, которые там работали? На это все Украина не ответила. Потому что нет законов ни про амнистию, ни про коллаборационизм. И эта дискуссия даже не начата.

Мы хотим в ближайшее время привлечь экспертов и коллег, чтоб сформировать правозащитную точку зрения о том, каким должен быть этот так называемый закон «О коллаборационизме».

Люди в Крыму должны получить ответы на вопросы уже сейчас. Иначе крымчане действительно будут бояться, если не будут знать своего будущего. А Россия будет на этом спекулировать и запугивать всех дальше.

Второе, что должна сделать Украина, – это показать, что она является правовой страной, в которой нет дискриминации. Потому что на сегодняшний день даже те крымчане, которые имеют яркую проукраинскую позицию, страдают от дискриминации в своей же стране. Вот это то, что нужно точно искоренить, чтобы не создавать поводов для людей бояться украинской власти.

Поэтому, если Украина станет действительно правовым государством (не на уровне популизма, а на уровне правил), она не будет пугать.

И третье – Украина должна публично поддерживать тех украинцев, которые остаются в Крыму. Тех людей, которые остаются верны своей позиции, пусть даже они не всегда могут сказать это публично.

Президент и министры должны чаще обращаться к крымчанам. Представители власти должны давать публичные брифинги для крымских журналистов, на которых можно будет задать вопросы, которые волнуют крымчан.

Все это даст возможность сохранять связь с Крымом, но это пока не происходит.

ДИСКРИМИНАЦИИ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО

– Вы упомянули о дискриминации. Назовите наиболее яркие примеры, когда человек, который живет в Крыму, начинает думать, что он совсем не нужен Украине.

Ольга Скрипник: Самый яркий пример был заложен в 2014 году законом «О свободной экономической зоне Крыма», в котором всех крымчан назвали «нерезидентами» Украины.

Представьте, крымчанин, приезжая на подконтрольную Украине территорию, хочет положить деньги в банк или открыть себе карточный счет в банке. Но он этого сделать не может, потому что у него в паспорте «крымская прописка». Люди не могут сделать даже самого простого – реализовать свои экономические права, распорядиться своими финансами. Таких дискриминационных норм не должно быть, но они существуют уже третий год.

Вторая проблема, которая волнует людей, – проблема с документами. Речь идет о проблемах при регистрации фактов рождения и смерти в Крыму. Для людей с оккупированных территорий признание подобных фактов происходит только через суд. Более того, система не работает нормально, потому что она очень сильно зависит от субъективности самих судей. Судьи могут подобные дела рассматривать три дня, а могут и три недели.

У нас в Крымской правозащитной группе есть не один пример, когда судья действительно в течение дня старался рассмотреть и признать факт рождения. Но попадались и другие судьи, которые рассматривали это неделями, требовали то, что по закону требовать не нужно. Они делали это только из-за предвзятого отношения к крымчанам, потому что им кажется, что они все “предатели”. Украинские законы сейчас позволяют судьям весьма субъективно принимать решения по простым фактам рождения или смерти, что принципиально важно для крымчан.

Третий яркий пример – это вопрос, связанный с образованием. Крымчанам теперь в десятки раз сложнее, по сравнению с другими гражданами Украины, получить образование в своей стране.

Они и так приняли решение, оставили Крым, родной дом, чтобы получить украинское образование. Но вместо содействия им создают колоссальные ограничения. Определены только несколько ВУЗов, в которых есть система относительно несложного поступления. А почему не во всех? Справедливости ради, в 2014 году не было даже этого.

Также не был решен вопрос эвакуации украинских ВУЗов из Крыма. Хотя можно было эвакуировать весь научно-преподавательский состав, который остался в Крыму, но для них в Украине не было ничего создано. Многие преподаватели вынуждены были оставаться в Крыму, потому что где-то нужно находить деньги и что-то кушать. Кто-то перевелся в другие университеты.

Крымское украинское научное общество растворилось.

Например, Национальный Таврический университет создали спустя три года, но это совершенно не то, что можно было бы сделать в 2014 году, когда гораздо больше было преподавателей из Крыма с украинской позицией, и они могли бы переехать сюда. За ними бы поехали и их студенты, которых нам нужно оттуда забирать, чтоб они не стали там жертвами российской пропаганды. Но этого тоже не было сделано.

— Многие переселенцы, которые уже не живут в Крыму, говорят, что сталкивались с фактами дискриминации со стороны украинских властей…

Ольга Скрипник: На материковой Украине к переселенцу часто относятся как к «особенному» человеку, человеку со специальным статусом. Хотя у него должен быть один единственный статус – гражданин Украины и все. Но это не так, и переселенцы сейчас полноценно не могут реализовать свои права.

Самое простое – вы всю жизнь проработали в Украине и честно платили налоги. Но вот происходит оккупация, армия вас не защитила, пришли иностранные войска и захватили вашу территорию. И в это время вы достигли пенсионного возраста и пишете запрос на получение пенсии. Но вам отвечают: «нет, вы не получите свою пенсию, в лучшем случае – если станете переселенцем». Но даже как переселенец вы не будете равным с другими гражданами Украины. Потому что вам скажут: «подтвердите, что вы не получаете в России пенсию, принесите справку переселенца, привезите с оккупированной территории ваше пенсионное дело». Но все эти требования не выдвигаются к другим людям, которые живут на других территориях Украины. Это и есть дискриминация. Более того, это нарушение конституционных прав человека.

Если я проживаю на территории Крыма и мне нужна моя пенсия, это не значит, что государство может решать, дать мне ее или не дать. Государство может только решать, каким способом мне дать эту пенсию. Как мне ее доставить. Хорошо, не можете доставить мою пенсию в Крым – откройте мне счет в Херсонской области, и я буду выезжать и забирать свою пенсию. Потому что она моя, а не государства.

С точки зрения государства – это нонсенс, потому что оно просто не дает законные деньги, которые человек заработал в ходе всей своей жизни, платя в пенсионный фонд свои взносы.

У Украины есть возможность создать условия, чтобы люди, выезжая на подконтрольную территорию, просто получали свою пенсию. Зачем нам создавать искусственных переселенцев? Чтобы потом СБУ кричало про «пенсионных туристов»? А у них что, есть варианты? Они не могут получить пенсию как-то иначе. Государство само создало условие для появления этих «пенсионных туристов».

СТРАТЕГИЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ КРЫМА

— Назовите шаги Украины, которые нужно предпринять, чтоб активизировать механизмы деоккупации Крыма.

Ольга Скрипник: Первое – это создать механизмы недискриминации по отношению к переселенцам и по отношению к жителям оккупированных территорий.

Второе – это все-таки провести задекларированные реформы, которые идут на пользу стране. Это принципиально важно, потому что про реформы у нас говорят много, но на самом деле они еще не проведены.

Третье – нужно заниматься информационной политикой. Без дискриминации и языка вражды.

Четвертое – нужно наконец-то утвердить понятный для всех политиков и чиновников стратегический план по конкретным действиям для реинтеграции наших оккупированных территорий. И этот план должен быть утвержден уже сейчас.

Пятое – это принцип неблокады, т.е. поиск таких решений, которые не приведут к блокаде людей на неподконтрольных территориях. Значит, нужно искать механизмы, каким образом мы будем сохранять связи с людьми там.

А связи проще всего сохранять через социокультурные вещи: через образование, возможность получения здесь каких-либо социальных благ, через возможность реализовать себя здесь, через обмен информацией. Не унижаться в банке и просить «дайте мне мою банковскую карточку», а чувствовать себя гражданином.

Украина должна стать доступной для крымчан. Это значит, что на украинском пограничном пункте крымчанин не должен чувствовать себя униженным, когда его обыскивают и угрожают найти российский паспорт (который он вынужден получать в Крыму) и оштрафовать.

На границе должен увидеть информационный пункт, где он сможет понять, как и что он может сделать. Как он может получить свидетельство о рождении, как поступить в университет, где найти ближайшего нотариуса, где оформить сделку, как оформить паспорт. Вот такие должны быть шаги.

Между Крымом и “материком” должны быть не барьеры, а открытые двери и помощь. Это фундаментальные принципы. Если мы их закрепим и отразим во всех законах, то ситуация начнет меняться к лучшему.

Беседовала Ирина Седова