Ru En Ua

01.05.2018

Надежды и опасения: Ольга Скрипник отвечает на вопросы радиослушателей о Крыме

Жители Крыма и материковой Украины спросили у координатора Крымской правозащитной группы Ольги Скрипник о том, чьи права нарушаются на полуострове, что ждет крымчан после возвращения Крыма под контроль Украины, а также высказали свои мнения об аннексии полуострова Россией.

В эфире Дневного шоу на Радио Крым.Реалии правозащитница ответила на вопросы радиослушателей.

Алексей из Симферополя спросил у Ольги Скрипник о том, почему она занимается защитой прав человека. Радиослушатель назвал ее работу «провокациями» и попросил объяснить, зачем в начале марта 2014 года она и ее коллеги помогали украинским военным в Ялте.

Скрипник: В той ситуации, в которой мы оказались, наша реакция была нормальной. Это были украинские воинские части, украинская земля, украинские граждане. Это нормально, когда мы поддерживаем украинских солдат. А собирать информацию в отношении иностранных и незаконно присутствующих воинских частей – как раз называется нормальной гражданской позицией. Это защита нашей территории мирным способом. Оружия у нас не было, все, что мы могли сделать – привлечь внимание к тому, что российские войска находятся на территории Украины. Это военное преступление, сейчас это признано тремя резолюциями Генеральной ассамблеи ООН и другими международными документами. Это была интервенция, оккупация.

Еще один радиослушатель анонимно поинтересовался, в чем состоит работа Крымской правозащитной группы. По его мнению, цель правозащитников – «убедить крымчан», что для них возвращение полуострова под контроль Украины – «благо».

Скрипник: Наша главная цель – защитить крымчан от нарушения прав человека. Действия России были незаконны, и присутствие России там как раз подтвердило, что нарушения будут. У нас есть огромный список людей, которые незаконно сидят в тюрьмах. Минимум 20 людей стали жертвами насильственных исчезновений, и не факт, что они живы. Это масса журналистов, которые были избиты, это тысячи семей, которые вынужденно покинули Крым не от хорошей жизни. Наша задача – искать способы защитить жителей Крыма от беспредела, который там происходит. По всем решениям, включая международные, Крым оккупирован незаконно, а значит провести независимые расследование возможно только тогда, когда российская власть оставит Крым.

Игоря из Харькова интересует судьба украинских политиков и предпринимателей, который продолжают вести бизнес в Крыму. «Есть у нас Денисова в Верховной Раде (уполномоченная по правам человека – КР), есть Свинарчук (Олег Свинарчук – КР) – коллега Порошенко, у которых бизнес в оккупированном Крыму. Вам не кажется, что крымчане скоро поставят памятник Турчинову за сдачу Крыма?» – спрашивает радиослушатель.

Скрипник: Нет смысла скрывать, что у украинских бизнесменов и политиков есть предприятия, которые продолжают деятельность (в Крыму – КР). Как раз для того, чтобы украинские олигархи, перейдя на российские рельсы, могли сохранить бизнес, был принят закон о свободной экономической зоне «Крым» в 2014 году. Его критикуют, он действительно совершенно неприемлем в Украине. Закон еще и объявляет крымчан нерезидентами. Очень парадоксальный, и мы пытаемся добиться того, чтобы он был отменен. Мы обращались к Порошенко, Рефат Чубаров пытался инициировать рабочую группу при комитете налогов (комитет Верховной Рады по вопросам налогов и таможенной политики – КР)… Два заседания было, но потом застопорилось. Наверное, много интересов затрагивает закон.

Вадим из Симферополя спрашивает, не является ли отключение украинской властью света и воды в Крым нарушением прав крымчан.

Ольга Скрипник на Международном фестивале документального кино о правах человека, 25 марта 2018 года

Скрипник: На мой взгляд, здесь была проблема в том, что политика была весьма непоследовательна, Украина предпринимала разные шаги, весьма несогласованные. Да и сегодня общая стратегия у нас отсутствует. Мы (Крымская правозащитная группа – КР), наоборот, не сторонники того, чтобы «отрезать» Крым, наша деятельность нацелена на то, чтобы сохранить любые связи с жителями, которые там остаются. Включая все КПВВ на въезде-выезде из Крыма. Мы считаем, что это открытые двери, и житель должны видеть поддержку со стороны Украины.

Что касается отключения каналов и света. Понятно, что есть некоторые действия, которые были бы актуальны в феврале или марте 2014 года. Они действительно могли бы ослабить возможности Российской Федерацией. Когда прошло несколько лет, нужно взвесить каждое решение. Мы понимаем, что торговля недопустима, потому что может усилить оккупационные связи. Но социальные, культурные, информационные связи обязательно надо сохранять. Поэтому мы не выступали сторонниками блокады в том виде, в котором она происходила в 2015 году. Мы так же приезжали и фиксировали нарушения, помогали людям обратиться в полицию, если их права были нарушены. Так что мы не все действия украинской власти поддерживаем.

Радиослушатель из Крыма, который не назвал своего имени, высказал опасение относительно жизни крымчан после деоккупации полуострова. «Русские и русскоязычные составляют 85% населения Крыма, то есть абсолютное большинство. А теперь давайте посмотрим, что нам сулит присоединение к Украине. Во-первых, запрет учиться на русском языке и обязательное изучение украинского и крымскотатарского языков. Во-вторых, политическое доминирование татарского меньшинства в Крыму, то есть объявление крымскотатарской национальной автономии. В-третьих, украинские пенсии и украинские цены на коммунальные услуги… Более того, десятки тысяч русских ожидают тюрьмы, а сотни тысяч – выселение из Крыма. Вы серьезно полагаете, что русские заходят к вам вернуться?» – сказал мужчина.

Скрипник: К сожалению, многие вещи, которые вы озвучили, связаны с мифами. А наша задача – работать с фактами. Я сама русскоязычная, вся наша семья русскоязычная, дедушка – советский военный, бабушка была советским учителем. Мы всю жизнь жили в Крыму, никаких притеснений и проблем никогда не было. Более того, я сама была преподавателем и могу сказать, что нам, наоборот, украинского языка было недостаточно. Большая часть предметов преподавалась на русском. Я также работала на курсах подготовки к ВНО (внешнее независимое тестирование – КР), мы готовили ребят к поступлению в вузы. Родители и ученики попросили преподавать историю Украины только на украинском языке, они всем классом такое заявление подписали. Людям, особенно молодежи, не хватало украинского языка, было также недостаточно школ для крымскотатарского языка. Что сделала Россия? Она закрыла шесть из семи украинских школ в Крыму. То есть, на 2,5 миллиона было всего семь украинских школ. Информация о дискриминации украинцев и крымских татар есть в международном суде ООН, и там уже приняли решение о том, что Россия должна ее прекратить.

Что касается людей сидящих. Мы – одна из тех организаций, которая занимается правами заключенных. Сейчас минимум 37 человек незаконно по политическим мотивам находятся в СИЗО Крыма, еще минимум 20 находятся в тюрьмах Российской Федерации. Из них в основном все – украинцы и крымские татары, русских там почти нет. А если и есть люди с русскими фамилиями, то их посадили за то, что они поддерживали Украину.

Опасения (по поводу возвращения Крыма под контроль Украины – КР) могут возникать только у тех людей, которые совершали преступления. И это нормально, потому что любая правовая страна будет их расследовать. Если человек, независимо от национальности, избивал людей, отбирал собственность – да, конечно, Украина будет привлекать их к ответственности. Если человек не совершал преступлений, то ни русским, ни украинцам, ни крымским татарам, ни болгарам, ни грекам не грозит ничего.

Татьяна из Крыма позвонила, чтобы высказать свое мнение об аннексии полуострова Россией: «Школы украинские закрыли, и сейчас фейковые организации создаются, например, «Украинская громада»… Это так, для галочки. И как мы пострадали, простые люди… У кого-то копейка была в банке, люди искали эти деньги, ездили… Поломали, жизнь поломали простым людям. Мы не поднимемся уже до того уровня, как при Украине. Нам хватало той пенсии 1200, у кого как уже было… Нам хватало, и мы жили. Было прекрасное общество. Сейчас 9 мая будет, не знаю, что будет проводиться. Опять «ура-патриотизм» этот… Нет предела возмущению. Надеемся, что наши дети доживут до лучшего будущего. Только с Украиной наше будущее».

Еще один радиослушатель, который не назвал имени, рассказал о нарушении прав человека в России. «Яркий пример – Татарстан. Оттуда приехал правозащитник Рафис Кашапов, он озвучил информацию, что в Татарстане ограничивают национальные права. «Что тогда можно говорить про Крым, эти новоприобретенные территории? Оно никак не вписывается в их «величие» и «державность», – сказал мужчина.

Скрипник:  Этнические или религиозные группы, которые не подконтрольны центральной власти, очень часто преследуются в России. Более того, эта практика пришла на территорию Крыма. Виктор Палагин сейчас возглавил ФСБ Крыма, ранее он руководил спецоперациями против мусульман в Башкирии. Их обвиняли в терроризме, участии в «Хизб ут-Тахрир», в ИГИЛе, в чем-угодно. Многие из них до сих пор сидят в тюрьмах. Увы, это сейчас происходит и в Крыму. Минимум 25 крымских мусульман – так называемое «большое дело» – сейчас лишены свободы. Четверо из них уже осуждены, в том числе Руслан Зейтуллаев. Шестеро уже вывезены, среди них Эмир-Усеин Куку. Их дела базируются на неких тайных свидетелях, там отсутствуют доказательства подготовки террористических актов. А людей судят за это.

Катерина Некречая
Осман Пашаев

Над текстом работала Катерина Коваленко