Ru En Ua

17.08.2018

Мы не можем иначе, и все будем делать, чтобы вернуть его домой, — мать Евгения Панова после свидания с ним в СИЗО

Автор фото Михаил Батрак

Вера Котелянец, мать украинского политзаключенного Евгения Панова, осужденного в Крыму «за подготовку диверсий», побывала на краткосрочном свидании с сыном в СИЗО. О том, как обычно проходят такие свидания, как можно передать в крымское СИЗО передачи и лекарства, украинка рассказала Крымской правозащитной группе.  

«Свидание с сыном состоялось 14 августа, общение было через стекло по телефону», — сообщила Вера Котелянец. Она отметила, что в помещении для краткосрочных свиданий в СИЗО сделали ремонт, поставили новое стекло, новые трубки, лучше стало видно и слышно. Раньше стекло было старое, мутное, а трубки – старые, по ним было очень плохо слышно.

Часового свидание пожилой женщине пришлось ждать больше шести часов.

«Свидание я ждала с 9 утра до 15.30, хотя приехала к зданию СИЗО около 7 часов утра, сразу записалась в очередь, но была уже 22-я. Люди занимают очередь с 5 утра, многих я уже знаю, потому что часто встречаемся там.

Можно оставить сумку с продуктами, которые я привезла из дому, и сходить на рынок, чтобы купить овощи, фрукты, колбасу для передачи, — рассказывает женщина, — в 8 часов открывается калитка в маленький загороженный дворик, где можно оставить сумки. В это же время нужно сдать заявление со своими данными и описью содержимого передачи. До 9 утра заявление рассматриваются и согласуются. Если для кого-то запрещены передачи, или кого-то из задержанных увезли, после 9 часов родственникам об этом сообщают.

Накануне удалось купить лекарства и получить к ним в аптеке соответствующие документы, поэтому я записалась в очередь на сдачу лекарств, с 14 до 15 часов за ними приходит кто-то из медработников. В небольшом душном помещении несколько окошек, в двух из них принимают передачи, в одном – лекарства. Тут же окно, где проверяют документы и берут заявления на свидание. Из этого же помещения дверь в соседнее, где предоставляются свидания. В этот раз пришлось ждать свидания очень долго. Люди боялись подходить и спрашивать, я — нет, стучала два раза, наконец, появилась начальница смены, сказала, что у них не хватает людей, и некому привести задержанных на свидание», — рассказала мать Панова.  

По информации Веры Котелянец, в крымском СИЗО находится много людей с материковой Украины, к ним также приезжают родственники.

«За время ожидания можно познакомиться с окружающими, меня там уже многие знают, я не скрываю, что я из Украины, даже даю рекомендации, как лучше добраться сюда из Украины и обратно. Многие люди боятся идти на контакт, скрывают, к кому приехали. Причин задержания, конечно, никто толком не говорит, но я  помогаю, чем могу», — сообщила Котелянец.

Мать Евгения Панова отметила, что после трудной и долгой дороги в Крым из Энергодара и нескольких часов ожидания с сыном ей дали поговорить чуть более часа. «Выглядит он как для СИЗО вроде бы нормально, но проблемы с зубами и позвоночником никуда не делись. Я в этот раз передала комплекс для костей».

Украинец рассказал матери, что в СИЗО существуют проблемы с питьевой водой, магазин на территории учреждения не всегда работает, и заключенным приходится кипятить и отстаивать воду из-под крана. «Сейчас у него камера сухая, а ведь есть очень сырые камеры, где проходят прогнившие трубы, соответственно там плесень и мошкара. Евгений побывал в такой камере в качестве наказания, и сразу стал писать заявления на имя начальника по поводу содержания, требовал проведения дезинфекции, потому что там и крысы, и насекомые в матрасах были. Он за полтора месяца добился, чтобы провели дезинфекцию. Адвокат сфотографировала следы укусов у Евгения, мы писали обращения и на имя Лутковской, и на имя Москальковой, после чего его перевели в другую камеру», — пояснила украинка.

«Сейчас суд закончился, подана апелляция, когда она будет рассмотрена, не знают даже адвокаты. Друзья пишут Жене письма, я передавала их сыну. Брат Игорь Котелянец часто пишет ему подбадривающие письма, но его письма не всегда Жене передают. Сын переживает, что доставляет нам столько проблем, ругает меня, что я езжу к нему в такую жару. Но мы не можем иначе, и все будем делать, чтобы вернуть его домой. Мне легче, когда я его вижу», — рассказала Вера Котелянец.

Автор фото Антон Наумлюк

Напомним, «Верховный суд» Крыма 13 июля 2018 года приговорил гражданина Украины Евгения Панова к 8 годам колонии строгого режима.

ФСБ РФ обвинило  Евгения Панова в «приготовлении диверсии в Крыму в составе диверсионной группы». Кроме того, украинца обвинили и «в контрабанде боеприпасов через таможенную границу Таможенного союза»(ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 281, ч. 3 ст. 30 и   ч. 3 ст. 226.1, ч. 3 ст. 222 УК РФ).

В деле Евгения Панова были зафиксированы пытки, психологическое давление, фальсификация доказательств, препятствование работе адвокатов, нарушение права на справедливый суд. Евгений Панов, как другие граждане Украины, которые стали фигурантами дел о «диверсантах», по мнению правозащитников, являются жертвами политически мотивированного уголовного преследования.