Ru En Ua

05.11.2016

Как украинцы становятся заложниками в России? — Ольга Скрипник в спецэфире Громадського

skripnik-v-efire-gtРуководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник и координатор проекта «Медийная инициатива за права человека» Мария Томак приняли участие в спецэфире Громадського телевидения «Узники Кремля».

https://www.youtube.com/watch?v=RQg3haLpndE

Ольга Скрипник рассказала о том, как люди становятся заложниками Кремля, как Россия фабрикует дела против украинцев и какие механизмы есть у Украины, чтобы освободить наших политзаключенных.

«Люди, которые оказались не в то время и не в том месте, стали заложниками. Мы не можем их называть осужденными или давать какую-то юридическую категорию им, потому что они на самом деле заложники Кремля. К юридическим делам это не имеет никакого отношения, — сказала правозащитница.
Ольга Скрипник рассказала о тех, кто чаще всего попадает в поле зрения российских спецслужб: «Что касается Крыма, то в зоне риска, прежде всего, журналисты, блогеры, общественные активисты, крымские татары, люди, которые были на госслужбе в Украине не перешли на сторону Российской Федерации».

По мнению руководителя Крымской правозащитной группы,  политически мотивированные дела  объединяет  наработанный механизм применения пыток российскими спецслужбами. «Потом эти пытки используются для фабрикации дела. Это страшная реальность в России сегодня», — отметила правозащитница.

Проводить защиту украинских политзаключенных в Крыму и России крайне сложно. Скрипник пояснила, в чем важность такой работы:

«Важный момент по поводу работы адвокатов в делах наших политузников – так называемый «суд крымский» или российский суд. В таких судах, к сожалению, нет правосудия, позиция защиты зачастую игнорируется.  Но со стороны правозащитной и международной адвокации, адвокат имеет возможность засвидетельствовать и задокументировать все нарушения, которые происходят. Это очень важно, поскольку, когда потом мы выходим с соответствующей доказательной базой на международный уровень, нам необходимо показать, что все, что делается обычно в правовом государстве, было сделано, но было проигнорировано. Это дает дополнительные доказательства, что это — политическое сфабрикованное дело».

tomak-i-skripnik

Мария Томак и Ольга Скрипник

Правозащитница рассказала в эфире о  том, что правоохранительные органы Украины могут и должны расследовать дела пропавших в Крыму украинцев. «Несколько человек пропали еще в марте 2014 года, как, например, трое украинцев, которые пропали приблизительно с 15 по 17 марта.

Они приехали в Крым с материковой части Украины: это Бондарец, Черныш и Ващук. До сих пор Российская Федерация на территории Крыма не открыла дела по ним. Украина открыла, но только потому, что были обращения общественных организаций, но если честно, то так ничего и не делается. Если эффективно проводить следствие даже на территории Украины, то тоже можно по крупицам собрать какие-то факты, потому что тогда еще Украина имела доступ к мобильной связи, документам, банкоматам и т.д.», — сказала Скрипник.

Подводя итоги темы, руководитель Крымской правозащитной группы отметила, что для освобождения политузников  необходимы  общие усилия родственников, правозащитников, государства и обычных граждан Украины.

«Есть проблема, которая точно не доработана – проблема непосредственно материальной поддержки тех людей, которые стали сейчас заложниками Кремля. Постоянно возникают вопросы: как передать посылку, где взять деньги на поездки в Крым адвокатов и родственников. Это постоянный поиск средств и на передачи политзаключенным.

Пока всем этим занимаются либо непосредственно родственники, либо правозащитные и общественные организации. Есть поддержка международных фондов, но этого не достаточно. Нет общей скоординированной платформы. Очень важно, что бы это была платформа, связанная не только с общественными организациями. Тут должна быть поддержка государства. Тогда эти люди, находясь за решеткой в России, будут понимать, что Украина их действительно не бросила. Они будут не только в моральном, но и в материальном смысле ощущать эту поддержку», — подытожила Скрипник.