Ru En Ua

17.03.2018

Есть несколько причин преследования крымских татар в Крыму, — Седов

О деятельности Крымской правозащитной группы, незаконных выборах в Крыму и о причинах преследовании крымских татар на полуострове  в эфире радио Meydan FM рассказал правозащитник, аналитик КПГ Александр Седов.

— Каковы основные направления деятельности Крымской правозащитной группы?

— Мы начали работать сразу после оккупации, мы мониторили нарушения прав человека и нарушение норм международного гуманитарного на оккупированной территории еще до так называемого «референдума». На тот момент мы были в составе Крымской полевой миссии. С 2015 года работаем как Крымская правозащитная группа, продолжаем заниматься мониторингом нарушений прав человека, оказываем юридическую и информационную помощь людям, которые подвергаются политически мотивированным преследованиям. Также помогаем людям, которые в связи с угрозой преследования покинули Крым.

 

— Как удается мониторить ситуацию в Крыму, находясь в Киеве?

— У нас есть представители на территории Крыма, они работают анонимно, собирают информацию для нас. Из нескольких регионов Крыма к нам приходит информация, мы проводим анализ, выпускаем ежемесячные аналитические обзоры, а также обзоры по нарушениям конкретных прав человека.

— Каково количество членов КПГ?

— Непосредственно в Киеве работают 8 человек, у нас есть юридический, аналитический отделы. Люди на местах стараются связаться с пострадавшими, зафиксировать какие-то нарушения и передать нам информацию, к примеру, сейчас идут массовые нарушения международного гуманитарного права в части призыва в армию РФ.

— Как Вы можете прокомментировать постоянные обыски в домах и аресты крымских татар?
— Крымские татары – достаточно сплоченная группа, объединенная национальностью и проблемами, с которыми они столкнулись как при депортации и возвращении обратно в Крым, так и при нынешней оккупации. Причина преследования в том, что большинство крымских татар не поддерживают оккупацию, и задача нынешних властей – убрать людей, которые проявляют наибольшую активность.

Еще одна причина преследований – религиозная. Большинство крымских татар являются мусульманами, а в российских СМИ часто используется язык вражды и навешивание на них ярлыков исламистов и предполагаемых террористов. Организация «Хизб ут-Тахрир» не была запрещенной в Украине, теперь по законам РФ она запрещена в Крыму, и власти могут практически любого мусульманина обвинить в причастности к этой организации. При этом активистов лишают свободы на серьезные сроки (дело Эмир-Усеина Куку), в СМИ есть повод заявить о ликвидации очередной террористической организации. Таким образом у населения формируется негативное мнение о крымских татарах и создается впечатление о том, что ФСБ не зря работает. Глава ФСБ Крыма Палагин еще до оккупации был известен тем, что занимался преследованием активистов «Хизб ут-Тахрир».

— Есть ли сейчас в Крыму проукраински настроенные люди?

— Среди тех, с кем я сейчас общаюсь, есть и аполитичные люди, и проукраински настроенные, явных пророссийских не так много. В связи с постоянными преследованиями свою точку зрения далеко не всегда можно высказать открыто. Были примеры, когда к Керчи за украинский флаг привлекали к административной ответственности.
В отношении крымских татар часто применяется расовая дискриминация. В связи с ежегодным проведением мероприятий 18 мая уже сейчас власти проводятся «профилактические» беседы с активистами. Задача – не дать высказаться проукраински настроенной части населения а так же тем, кто не согласен с оккупацией как таковой.

— КПГ подконтрольна какому-то государственному органу?

— Нет, мы стараемся не ставить себя в зависимость от каких-либо государственных органов. Основная цель нашей работы – непредвзятое отношение к происходящим в Крыму событиям.

— Есть поддержка со стороны европейских партнеров?
— Да, это гранты от международных организаций.

— 18 марта в России пройдут президентские «выборы». Каковы Ваши прогнозы на поведение властей в Крыму после выборов по отношению к проукраинским гражданам?

— Сейчас было затишье в связи с тем, что власти не хотят лишний раз нагнетать обстановку в Крыму. Хотя задержания были – в марте в Севастополе задержали группу анархистов, которые планировали проведение митинга против выборов как таковых, считая их анахронизмом в современном обществе. После подачи заявки на митинг они были задержаны и у них сразу провели обыски. Задержание было связано не с проукраинской позицией анархистов, а с их протестом против проведения выборов.

Думаю, что после 18 марта преследования за проукраинскую позицию продолжатся в традициях 2017 года, когда было большое количество обысков и задержаний. В начале этого года, до начала предвыборной кампании также были задержания за посты в интернете. Если раньше за это привлекали к административной ответственности, то сейчас начались привлечения к уголовной. Так называемое «антиэкстремистское» законодательство направлено на преследование людей, проявляющих активную политическую позицию. При желании из-за поста на странице в социальной сети можно открыть уголовное дело на любого человека в Крыму. Подозреваю, что социальная сеть «ВКонтакте» активно предоставляет ФСБ информацию о пользователях, учитывая, что многих преследуют не за сам пост, а за комментарии к какому-либо посту в сети. Для этого нужно провести огромную работу, и думаю, что по запросу ФСБ «ВКонтакте» предоставляет информацию о пользователе за период до 5 лет. Я рекомендую всем крымчанам, независимо от их политической активности, удалить свои профили «ВКонтакте» и не пользоваться ими – исключительно в целях безопасности. То же касается сети «Одноклассники».

— В прошлом году были освобождены Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров. Почему сейчас процесс освобождения украинских граждан остановился, какое давление нужно оказывать на Россию, чтобы освободить политузников Кремля?

— Прежде всего нужно фиксировать все факты задержания и лиц, виновных в этих задержаниях: сотрудников силовых структур, прокуроров, следователей, судей. В отношении этих лиц нужно вводить персональные санкции. И поскольку это является целенаправленной политикой РФ на оккупированной территории, нужно вводить секторальные санкции в отношении России с требованием прекратить преследования и, что главное, освободить людей, потому что задержанным ранее продолжают фабриковать дела. Так, сейчас в ростовском суде по-прежнему ведется дело против шести задержанных по делу «Хизб ут-Тахрир».
Наша работа как правозащитников заключается в том, чтобы фиксировать эти факты, доносить их не только до украинских, но и международных организаций, чтобы вопросы санкций не снимались с повестки дня.

— Что и в какой мере делает государство для освобождения наших граждан?

— Наша прокуратура возбуждает уголовные дела в отношении лиц, причастных к лишению свободы по политическим мотивам. В последние годы перестала применяться только 111 статья УК (измена родине), по этой статье очень сложно объявить человека в международный розыск, Интерпол не берет в рассмотрение такие политические дела. Поэтому сейчас прокуратура возбуждает дела по конкретным преступлениям — незаконное лишение свободы, пытки. За такие преступления можно объявлять лиц в международный розыск.

МИД на каждое задержание готовит ноты, ставит в известность международные организации. Но, думаю, деятельность по освещению политически мотивированных преследований наших граждан в Крыму можно активизировать.

Также важен вопрос помощи жертвам политических преследований и их родственникам. Людям, которые выехали на подконтрольную Украине территорию, опасаясь преследований, нужно предоставлять хотя бы начальную помощь для обустройства на новом месте и поиска работы.

Серьезно стоит вопрос юридической помощи жертвам преследований. Семья Дегерменджи сейчас оказалась в сложной ситуации в Крыму: Мустафа Дегерменджи находится под домашним арестом, его отец Бекир лишен свободы. Думаю, что помощь семье оказывают сейчас гражданские организации, но государство могло бы принять участие в оказании помощи со своей стороны, в том числе финансовой.

— Ваш прогноз – какой будет Украина через 5 лет?

— Украина стремится стать правовым государством, это долгий путь. Главное, чтобы не было отката назад, к диктатуре. Мы имеет серьезную проблему с судебной властью, как показывают опросы, общество ей не доверяет. С другой стороны, судебные решения очень плохо выполняются. Сейчас задача Украины привести свое законодательство в соответствие с Европейской конвенцией о правах человека и добиться его выполнения. Это зависит и от действий президента, и от исполнительной власти, судебной, и от силовых структур. Думаю, что мы построим правовое государство, хотя не так быстро, как хочется.

— А что будет с Крымом через 5 лет?

— Я думаю, что пока Путин у власти, Крым будет очень тяжело вернуть. Я не рассматривают силовой вариант решения этого вопроса. Сейчас Крым представляет собой огромную военную базу, и его деоккупация без вывода войск РФ невозможна. Единственный, на мой взгляд, вариант – серьезное и постоянно усиливающееся экономическое давление на РФ.