Ru En Ua

10.05.2018

Дела Мовенко и Балуха показывают, как в Крыму преследуют активных украинцев

Почему за комментарий в соцсети украинца из Севастополя Игоря Мовенко приговорили в Крыму к уголовной ответственности? Что происходит с Владимиром Балухом, который продолжает голодовку?

Об этих и других крымских темах в эфире Громадського радио рассказала руководитель Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник.

— Последней новостью этих дней был приговор Игорю Мовенко. Это житель Севастополя, которого еще в 2016-му году избили за наклейку «Азов» на велосипеде. На днях же его приговорили к двум годам колонии общего режима за пост в соцсети. Для вас был неожиданным этот приговор?

Ольга Скрипник: Лично для меня это был шок, я искренне сочувствую семье, для которой это был еще больший шок. Потому что, если взять похожие дела в Крыму, это обычно заканчивалось штрафом или условным наказанием. Мы все следили за судебными процессами над Николаем Семеной и Сулейманом Кадыровым, которые закончились условным наказанием, а не лишением свободы. В случае Игоря Мовенко вынесен приговор с реальным сроком лишения свободы на два года в колонии общего режима. А это страшнее, чем колония-поселение, более того, риски того, что Игоря вывезут за территорию России, увеличиваются. А для человека с открытой украинской позицией попасть в российскую тюрьму опасно.

— Считаете ли вы это дело сфабрикованным?

Ольга Скрипник: Однозначно. Сама история Игоря подтверждает, что его дело является местью конкретных людей. Все началось 7 сентября 2016-го года, когда Игорь ехал на велосипеде, а бывший сотрудник украинского «Беркута» Владимир Суходольский увидел, что на велосипеде был герб Украины и наклейка батальона «Азов». Он его жестоко избил при свидетелях, у него было множество травм и головы и лица. Игорь пытался добиваться справедливости, он обращался и полицию, и в следственный комитет, чтобы Суходольский был привлечен к ответственности. И эти попытки искать справедливости увенчались тем, что против Игоря просто сфабриковали дело. Все дело в комментарии на страничке социальной сети «ВКонтакте». Причем Игорь говорил, что его под пытками принуждали сознаться, что это его комментарий. А этот комментарий появился задолго до сентября 2016-го года, но почему-то тогда этот комментарий не интересовал ФСБ. Они начали рыть его социальные сети только после инцидента с Суходольским. Спустя несколько месяцев было сфабриковано дело за экстремистские призывы. Тогда был обыск с нарушениями и избиениями, в ходе обыска изъяли компьютер, и долго искали, за что прицепиться. Прицепились к этим комментариям, и началось уголовное дело. Единственным доказательством стала экспертиза человека, но этот человек – эксперт ФСБ. То есть это дело ФСБ, экспертизу проводит человек от ФСБ, и именно эта экспертиза ложиться в основу доказательств. А другая независимая экспертиза, которую провела защита, почему-то не учлась, судьей. Такая жестокость в плане приговора, я думаю, обусловлена одним из моментов, что ФСБ, мягко говоря, смогли поговорить с судьей, и таким образом передать свое некое желание избрать приговор пожестче. Потому что даже прокурор ходатайствовал об условном сроке.

— Можно ли говорить об ужесточении приговоров по отношению к подобным делам?

Ольга Скрипник: Сложно сказать, либо это началась тенденция, либо это отдельный случай в отношение конкретного человека. Но то, что прослеживается сама тенденция жестокого отношения именно к людям с проукраинской позицией, это точно, об этом говорят дела Игоря Мовенко и Владимира Балуха.

-Сегодня уже 52-ой день голодовки Владимира Балуха. Есть ли какая-то информация о том, как он себя чувствует сейчас?  

Ольга Скрипник: Сотрудники СИЗО его недавно сняли с голодовки, потому что увидели, что он ест мед. Владимир пытается есть какие-то дополнительные жидкие продукты, чтобы хоть как-то поддерживать здоровье, но он настаивает на том, что свою голодовку и свой протест он продолжает. Что касается его состояния, то оно, конечно, не улучшается, он жаловался на то, что есть проблемы с зубами, головокружения. Мы надеялись, что его переведут в медсанчасть, но он по-прежнему находится в камере. Ближайший суд состоится 15 мая, и мы тогда сможем увидеть Владимира. Но даже на последнем суде мы могли видеть, что ему крайне тяжело стоять на ногах, поэтому он держался за прутья клетки. Было уже заявление США о немедленном освобождении Владимира Балуха, а вчера КПГ и УГСПЛ обратились к международному сообществу и по поводу Игоря Мовенко, поэтому мы надеемся и на международное влияние. Посмотрим, сможем ли мы чего-то добиться, в любом случае, важно, чтобы люди знали, что борьба за них продолжается.

Беседовала Татьяна Курманова

Текстовая версия Аллы Торчанской