Ru En Ua

14.06.2017

«Будет очень жарко, лучше не выходить» и другие «причины» отказать в проведении митинга в Крыму

Правозащитник, аналитик Крымской правозащитной группы  Александр Седов в эфире Громадського радио рассказал о нарушениях свободы мирных собраний в Крыму за последние три года.
Крымская правозащитная группа подготовила аналитический обзор «Несогласованная свобода: Аналитический обзор о нарушении свободы мирных собраний в Крыму», в котором собраны факты нарушений за три года оккупации Крыма и дана оценка таким действиям с точки зрения международного права.

«С момента оккупации мы проводили мониторинг всех нарушений прав человека в Крыму. И в 2017 году поняли, что по нарушению свободы мирных собраний накопилось уже достаточно большое количество случаев, которые мы решили систематизировать по типу применяемых ограничений свободы мирных собраний в Крыму и по тому, к кому они применяются.

Методов ограничения свободы мирных собраний очень много, и они достаточно разнообразны. Поначалу все происходило достаточно грубо и просто. Применяясь «казаки», самооборона и остатки Беркута, которые просто разгоняли любые попытки мирных собраний, поскольку на уровне законодательства сделать это было невозможно: российское еще не действовало, а украинское отказывались применять», — рассказывает Александр Седов.

—  Со временем методы изменились?

Александр Седов: Да. Самое простое решение — первое решение, которое принял так называемый премьер-министр Аксенов, — попросту запретить все мирные собрания на неопределенный период с мая 2014 года. Данный запрет не дал провести 18 мая 2014 года акцию в связи с годовщиной депортации крымскотатарского народа — это первый раз, когда крымским татарам не дали провести такое мероприятие.

В ноябре 2015 подобное ограничение ввел администрация Симферополя, запретив на неопределенное срок проведение любых видов массовых мероприятий. В дальнейшем решили несколько упростить ситуацию: ограничили количество мест, где людям можно проводить мирные собрания.

— В большинстве случаев речь не идет о политических или проукраинских митингах? Это протесты недовольных крымчан по поводу ряда насущных вопросов?

Александр Седов: Проукраинских, политических митингов в Крыму с 2014 года не было. Их в любом случае никто бы не разрешил. В обзоре рассмотрены случаи с апреля 2014 года — с того момента, когда Россия официально заявила, что ее юрисдикция распространяется на Крым. И это касается вопроса запрета культурных акций: годовщина депортации, День рождения Тараса Шевченко, День крымскотатарского флага, День независимости Украины (который в принципе не является политическим событием — украинцы, которые живут в Крыму, вполне могут отметить его, не заявляя никаких политических лозунгов). И даже в этом каждый год ставят преграды, в том числе, на уровне угроз, которые рассылаются прокуратурой и администрацией Симферополя: «предупреждаем об ответственности за проведение несанкционированных митингов».

— С какими вопросами крымчане обращались по поводу митингов?

Александр Седов: Как я сказал, вопросы касательно культурной идентичности. Кроме этого, начиная с 2015 года начали проявляться митинги пророссийской части населения. В 2014 году в эйфории люди закрывали глаза на многие недостатки. Потом эйфория прошла, люди начали требовать, чтобы хоть какие-то их права соблюдались. Прежде всего, это касается незаконных застроек, лишения недвижимости и частной собственности.

Люди начали выходить на митинги с требованием прекратить незаконные застройки, запрет на деятельность определенных пророссийских организаций (в том числе, «казачество»), запреты на проведения антикоррупционных митингов. Это факты, с которыми обращаются люди.

— У вас есть отдельный раздел, который посвящен использованию местного и российского законодательства для ограничения свободы мирных собраний в Крыму. Расскажите об этом подробнее.

Александр Седов: Местное — это два запрета на проведение каких-либо массовых мероприятий на неопределенный срок, потом местные власти дали запрет на проведение собраний в запрещенных для этого местах. Но, к сожалению, в Крыму действует и используется российское законодательство. И тут зачастую людям отказывают, ссылаясь на статью N54ФЗ ( О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях).

Отказ звучит достаточно просто. Но даже сама система подачи заявок нарушает право человека на проведение мирных собраний, поскольку человек не должен согласовывать это с властями. В российской системе власть должна согласовать, и она пользуется этим — не согласовывает. Ответы обычно звучат так: «ваша заявка не соответствует статье N54ФЗ». Что именно не соответствует — они не сообщают.

Бывают и абсолютно надуманные причины. В том числе, ссылка на жаркую погоду. Человек подает заявку — «извините, в тот день жаркая погода, мы о людях заботимся, проводить вам не разрешаем». Есть отказ: «вы помешаете запланированной уборке улиц в этот момент».

—  А как на счет принуждения к участию в провластных митингах? В Украине когда-то этим достаточно активно пользовались, да и сейчас на митинги бюджетники ходят.

Александр Седов: В России ситуация такая же, и она свой опыт распространяет и на оккупированную территорию. Бюджетников точно так же приглашают на массовые мероприятия, в том числе это касается учителей, даже рекомендуют привести детей как активистов от детских организаций.